Лаура Альферс, Гида Исмаил и Марсела Вальдивия

Кризис COVID-19 и неформальная экономика
Принципы политики № 2
Декабрь 2020 г

Ключевые результаты с февраля по июнь 2020 г.:

1. Менее половины опрошенных работников сообщили, что получали деньги или еду в городах, где правительства объявили о мерах по оказанию помощи уязвимым группам населения.

2. Местные организации сыграли важную роль в обеспечении доступа к помощи для неформальных работников.

3. Объем оказанной помощи был недостаточным, чтобы существенно повлиять на продовольственную безопасность и стратегии выживания.

Рекомендации по политике

1. Географическая ориентация для идентификации и отбора бенефициаров может усугубить изоляцию значительного числа людей, нуждающихся в помощи.

2. Для регистрации и оказания помощи, улучшит доступ совершенствование методов повышения осведомленности и обмена информацией, в сочетании с дополнительными усилиями для помощи таким группам, как трудящиеся-мигранты и признание роли, которую могут сыграть местные организации.

3. Финансирование, позволяющее правительству более активно реагировать на кризисы, должно быть ключевым предметом будущей политики и программ, направленных на повышение действенности мер по оказанию помощи.

В марте и апреле 2020 года стало ясно, что мир столкнулся с беспрецедентной пандемией и каждое правительство по очереди начало вводить строгие меры изоляции. В то время как эти меры были реализованы, также стало все более очевидным то, что рабочие без доступа к социальной защите — подавляющее большинство неформальных работников — несут на себе основную тяжесть того, что быстро превратилось в кризис в области здравоохранения и экономики.

Реакция правительства — по крайней мере, на первый взгляд — впечатляет. Было беспрецедентное распределение мер помощи, особенно денежных средств и продуктов питания, не только среди населения, которое уже считалось уязвимым, но также и среди новых групп, таких как неформальные работники. Фактически, справедливым было бы сказать, что вопрос о том, как распространить меры помощи на неформальных работников был вопросом КЛЮЧЕВОГО ЗНАЧЕНИЯ в кризисной ситуации, связанной с COVID-19.

Читать также ...
Они учились при COVID-19: спасет ли школьников “дистанционка”? 

Но многие вопросы, связанные с эффективностью охвата помощью, остаются без ответа. Какие неформальные работники действительно были охвачены? Что помогло обеспечить доступ для неформальных работников? Были ли меры по оказанию помощи адекватными? На основе данных исследования кризиса COVID-19 и неформальной экономики, проведенного под руководством WIEGO, мы попытаемся ответить на эти вопросы.

Исследование WIEGO, касающееся городов, охваченных кризисом COVID-19, и неформальной экономики

1 – Аккра (Гана)
2 – Ахмедабад (Индия)
3 – Бангкок (Тайланд)
4 – Дакар (Сенегал)
5 – Дар-эс-Салам (Танзания)
6 – Дели (Индия)
7 – Дурбан (ЮАР)
8 – Лима (Перу)
9 – Мехико (Мексика)
10 – Плевен (Болгария)
11 – Нью-Йорк (США)
12 – Тируппур (Индия)

Кому удалось получить денежные средства и продовольственную помощь?

В 11 из 12 городов, где проводилось исследование WIEGO, правительства объявили о мерах помощи для поддержки уязвимых групп, пострадавших от пандемии и сопутствующих ей ограничений. Однако, менее половины работников сообщили, что получили деньги или еду. Среди этих 11 городов — наиболее часто упоминаемая причина того, что работники не получают денежные средства и / или продовольственную помощь заключалась в том, что они не знали о мерах по оказанию помощи. Вторая причина заключалась в том, что они не имели права на эту помощь.

Видели ли мы какие-либо закономерности в том, кто получил деньги или еду?

Доход: Меры по оказанию помощи практически не были направлены на работников с низкими доходами в феврале (до введения режима изоляции). Фактически, в большинстве городов не было существенной разницы между февральскими доходами тех, кто получил денежную помощь и / или продовольственную помощь, и теми, кто не получил ее. Только в Лиме помощь, с большей вероятностью, была направлена на работников с более низким доходом в феврале.

Пол и наличие детей в семье: в некоторых городах женщины и работники с детьми, имели больше шансов быть включенными в системы оказания помощи. В Дакаре, Дели, Мехико и Дурбане, женщины чаще сообщали о получении денежных переводов и / или помощи в виде продуктов питания. В Лиме (32% против 18%) и Дурбане (50% против 15%) людей с детьми больше сообщали о получении продовольственной помощи. Эти данные свидетельствуют о том, что меры помощи скорее всего охватывали тех, кто уже получал какую-либо форму социальной помощи (например, семьи с детьми), по сравнению с теми, кто этого не делал. Однако, с какой-то уверенностью это можно сказать только о тех странах, которые имеют более широкий охват социальной помощью (например, Южная Африка).

Читать также ...
Инициатива WIEGO по уходу за детьми

Процент респондентов с разбивкой по полу, которые сообщили о получении денежных переводов и продовольственной помощи

География: в Мехико, Лиме, Бангкоке и Дели рабочие, живущие в неформальных поселениях, имели больше шансов получить продовольственную помощь, чем те, кто проживал за их пределами. Кроме того, работники, которые не получали помощи и жили за пределами неформальных поселений чаще сообщали, что не имеют права на получение помощи. Это отмечается во всех городах, кроме Дакара и Аккры, в отношении денежных переводов, и в Плевене, Дели и Дурбане в отношении передачи продовольствия. Тем не менее, люди, живущие за пределами неформальных поселений, также пострадали от пандемии, получая в апреле, в среднем, 25% от их февральских доходов в разных городах, и 60% от их февральских доходов в июне.

Процент респондентов, живущих в трущобах и не живущих в трущобах, которые сообщили, о получении продовольственной помощи