Саймон Задек*

ПЕКИН – Многим развивающимся странам пока что удается избежать тех высоких уровней смертности и случаев заболевания COVID-19, которые наблюдаются в других государствах. По крайней мере в ближайшей перспективе это хорошая новость. Но плохая новость в том, что эти страны все равно вскоре окажутся в числе наиболее пострадавших – экономически.

Согласно оценкам Всемирного банка, почти 100 млн человек в мире могут скатиться в крайнюю нищету, что станет прямым результатом нынешнего кризиса. И это только верхушка айсберга, поскольку объемы экспорта из развивающихся стран обвалились, малый бизнес закрывается, а источники существования резко сократились.

Столь же мрачны бюджетные последствия: налоговые доходы находятся в свободном падении, в то время как государственные расходы увеличиваются экстраординарными темпами. От Бангладеш до Бразилии – все развивающиеся страны стараются удержать экономику на плаву с помощью госрасходов, финансируемых в долг. В ЮАР чрезвычайный пакет бюджетного стимулирования размером 26 млрд долларов стал крупнейшим в истории страны и достигает почти 10% ВВП.

Нельзя исключать вероятного начала кризиса суверенных долгов. Совокупный долг развивающихся стран быстро рос в последнее время и сейчас превышает 70 трлн долларов. Этому способствовал длившийся целое десятилетие поиск доходности в мире избыточной ликвидности и низких процентных ставок, которые стали следствием решения, принятого для борьбы с экономическими последствия мирового финансового кризиса 2008 года, а именно – политики количественного смягчения. Долговое бремя так называемых стран с переходной («фронтирной») экономикой увеличилось до 3,2 трлн долларов (это 114% их совокупного ВВП) с менее чем 1 трлн в 2005 году.

Реструктуризация суверенных долгов является поэтому неизбежной, что предвещает болезненный период для всех сторон. Необходимо срочно предоставлять немедленную помощь и разрабатывать долгосрочные решения долговой проблемы.

Одним из таких решений может стать «озеленение» суверенного долга развивающихся стран. Это можно сделать, привязав расходы страны на обслуживание долга к ее успехам в защите или увеличении так называемого природного капитала, то есть, по сути, биоразнообразия животных и растительных видов. Многие из экономически пострадавших стран обладают богатым биоразнообразием, но угрозы для их природного капитала сейчас возрастают, в том числе из-за изменения климата.

Инвестиции в природный капитал могут показаться излишеством. Однако «озеленение» суверенного долга развивающихся стран позволило бы не только смягчить экономический кризис, но и восстановить и защитить важнейшие активы, связанные с биоразнообразием, в том числе тропические леса, водно-болотные угодья, океаны и находящиеся под угрозой вымирания виды, а также обеспечить глобальные общественные блага и экологически устойчивый рост производительности.

Благодаря таким шагам, болезненная необходимость обернется тройной выгодой. Во-первых, предложив снижение процентных ставок и размеров выплат по основному долгу в обмен на улучшение качества природного капитала стран-должников, можно сразу смягчить их бюджетных трудности. 

Во-вторых, подобные улучшения будут стимулировать экологически устойчивый рост производительности в этих странах и их процветание, благодаря возрастанию стоимости природного капитала. 

В-третьих, в период рекордно низких процентных ставок подобные шаги становятся недорогим способом сохранения природных активов, которые критически важны для глобальной безопасности, а также для поставок продовольствия и борьбы с изменением климата.

Иными словами, сегодня есть прекрасный шанс (более того, это насущная необходимость) разработать новые подходы к суверенным долгам, опираясь на демонстрируемые результаты. Такие подходы помогут восстановить экономику и повысить устойчивость, благодаря улучшению состояния балансов развивающихся стран, в которых природный капитал будет фигурировать наряду с финансовыми активами.

Сегодня «зеленые облигации» на сумму около 750 млрд долларов уже являются частью глобального долгового ландшафта. Очевидным следующим шагом должны стать долговые инструменты с процентными ставками, привязанными к «зеленым показателям». Технологии больших данных обеспечивают надежный фундамент для получения необходимых показателей в реальном времени, что помогает установить доверие и избежать манипуляций с любой из сторон.

Требуются лидеры, и уже есть очевидные кандидаты. На международном уровне Китай и Евросоюз сегодня являются первопроходцами зеленой экономики, при этом они же держат значительную часть долгов развивающихся стран и обладают значительным влиянием на остальных держателей этих долгов. Вместе они могут добиться «озеленения» суверенных долгов.

Широкие жесты мультилатерализма и скоординированное заключение соглашений – это не то, что нам нужно для того, чтобы данная идея сработала. Более того, нам следовало бы избегать этого, если мы хотим быстро достичь продуктивных соглашений. При наличии правильной политической обстановки и искусного технического сотрудничества будет разумнее и быстрее для стран, перегруженных долгами и богатых биоразнообразием, а также для их кредиторов стремиться к заключению индивидуальных соглашений. Накапливаемый опыт и сетевой эффект (при некотором подталкивании) сделают все остальное.

Люди от природы не способны к мультизадачности. Нейробиологи заверяют, что для нас намного эффективней делать какое-то одно дело в данный момент времени. Но когда речь заходит об управлении обществом, верно обратное. Оказание помощи сообществам и странам, чтобы они смогли пережить этот экономический кризис, и одновременное повышение качества их природного капитала, обеспечивающего позитивное долгосрочное экономическое процветание, является и возможным, и необходимым.

 

Читать также ...
Қарыздан құтылатын уақыт

Саймон Задек – председатель инициативы «Финансы для биоразнообразия» (F4B).

 

Copyright: Project Syndicate, 2020.

www.project-syndicate.org