Марк Линас

 

ХЕЙ-ОН-УАЙ – COVID-19 убил уже более 500 тысяч человек во всем мире, миллионы людей из-за него оказались больны, и он продолжает сеять хаос. Но, как говорится в поговорке (я, конечно, не желаю этим принизить каким-то образом нынешнюю человеческую трагедию), худа без добра не бывает. Если мы примем правильные решения после отмены карантина, эта пандемия может оказать человечеству спасительную помощь в решении намного более серьезной проблемы изменения климата.

До начала пандемии активисты, подобные мне, совершенно потеряли надежду на то, что мир достигнет поставленной в Парижском климатическом соглашении цели: не допустить глобального потепления выше 1,5-2°C относительно доиндустриальных уровней. Ситуация выглядела так, что мир станет горячее на 3-4°C.

Это стало бы планетарной катастрофой. Мы можем потерять все коралловые рифы мира и большинство тропических лесов, при этом многие из плотно населенных регионов мира станут невыносимо жаркими. Объемы производства продовольствия резко упадут, грозя голодом и истощением, поскольку главные мировые житницы останутся без урожаев.

Однако теперь все это уже не выглядит неизбежным. Коронавирус заставил нас закрыть экономику на карантин, причем настолько жесткий, что выбросы углекислого газа резко снизились. Свидетельства этого мы все видим: небо стало голубее, в городах исчез смог, пешеходы и велосипедисты вытесняют загрязняющие воздух машины. Согласно оценкам ученых, в этом году мировые выбросы CO2 сократятся почти на 7%. При сохранении таких темпов ежегодного сокращения выбросов мир смог бы вернуться на траекторию, ведущую к достижению цели в 1,5-2°C. Это, в свою очередь, спасло бы коралловые рифы и тропические леса, предотвратило бы глобальный кризис беженцев, ограничило повышение уровня моря, сохранило основную часть ледового покрова Арктики.

COVID-19 открывает перед нами неожиданный климатический шанс, но, совершенно очевидно, что мы не можем сохранить карантин навечно. Миллионы людей сегодня остались без работы, а продолжительная остановка экономики катастрофически влияет на их источники существования, при этом основное бремя ляжет на плечи бедноты.

К счастью, выбор, стоящий перед нами, – это не выбор между экономическим коллапсом и климатической катастрофой. Произошло невероятно удачное стечение обстоятельств: миру срочно необходимо инвестировать триллионы долларов в декарбонизацию, но при этом сейчас мировая экономика столь же срочно нуждается в огромных пакетах стимулов, чтобы вернуть людей на работу.

Для финансирования этих мер таким странам, как США и Великобритания, следует выпустить долгосрочные гособлигации со сроком погашения 50 или даже 100 лет. Поскольку процентные ставки по госдолгу некоторых развитых стран сейчас отрицательные, национальные казначейства смогли бы привлечь крупные суммы денег с очень низкими краткосрочными издержками. А поскольку дефляция сегодня выглядит намного более серьезным риском, чем инфляция, эмиссия дополнительных денег путем выпуска облигаций позволила бы предотвратить потенциальную глобальную экономическую депрессию.

Ссылаясь на моральные соображения, кто-то может выступить против идеи, чтобы правительства брали деньги в долг, который придется выплачивать нашим детям и внукам. Но эмиссия долгосрочного госдолга с целью справиться с проблемой цивилизационного масштаба не является чем-то беспрецедентным. Например, Великобритания погасила последние долги, остававшиеся у нее со времен Первой мировой войны, лишь в 2014 году. Кроме того, британские граждане сегодня примерно в пять раз богаче (в пересчете на душу населения), чем поколение, которое сражалось в той войне. Если предположить, что в течение нынешнего века экономический рост продолжится, наши потомки станут еще богаче, что смягчит будущее бремя обслуживания этого долга.

Грета Тунберг и миллионы юных климатических забастовщиков во всем мире совершенно верно использовали моральные увещевания, пытаясь убедить сегодняшних лидеров серьезно отнестись к интересам будущих поколений. Но теперь нам пора поговорить о конкретных деньгах.

Для борьбы с изменением климата требуются огромные капитальные инвестиции, причем немедленно. Если мы хотим, что во второй половине этого века сохранился климат, пригодный для жизни, нужно масштабно расширить применение технологий возобновляемой энергетики (например, солнечной и ветроэнергетики), чтобы они смогли заменить ископаемое топливо в качестве главного источника первичной энергии.

Кроме того, нам надо будет производить жидкие виды топлива (скорее всего, аммиак и синтетические углеводороды) даже в больших масштабах, чем электроэнергию, чтобы провести декарбонизацию сектора морских перевозок, авиации и промышленных процессов, например, производства стали. Новое поколение атомных технологий, например, модульные реакторы (AMR), сыграет в этой работе ключевую роль.

Крупные инфраструктурные инвестиции по своей природе являются долгосрочными проектами, а стоимость капитала для них должна быть снижена, с тем чтобы чистые технологии смогли вытеснить конкурирующие ископаемые виды топлива. Правительства способны занимать необходимые суммы под намного более низкие проценты, чем частный сектор, а инвестиции, осуществляемые благодаря этим заимствованиям, создадут миллионы рабочих мест, которые придут на смену исчезнувшим рабочим местам в грязных отраслях. Все это поможет возродить мировую экономику после пандемии.

У британского правительства уже выпущены облигации со сроком погашения 50 лет или более на общую сумму 72 млрд фунтов стерлингов (90 млрд долларов); они будут выплачены после 2055 года. Но Великобритания и другие страны могли бы выпустить такие облигации на сумму в 50 раз большую – 3-4 трлн фунтов стерлингов (3,7-5 трлн долларов). Они могут быть погашены ближе к концу века и помогут профинансировать инвестиции, необходимые для преодоления климатического кризиса.

Такие долгосрочные облигации стали бы безопасным активом для пенсионных фондов и других долгосрочных инвесторов, а также позволили бы им навсегда избавиться от вложений в ископаемое топливо. Очевидно, что в мире нарастающего климатического ущерба никаких «безопасных» активов просто не будет.

Я не хочу сказать, что правительства должны бесконечно оказывать финансовую поддержку чистым технологиям. Нет, задача заключается в том, чтобы снизить их стоимость (подобно тому, как это было успешно сделано с солнечной энергетикой), благодаря финансированию исследований и разработок, а также первых крупных проектов внедрения до тех пор, пока чистые технологии не станут дешевле ископаемого топлива, а энергетический переход не станет самоокупаемым.

Кризис COVID-19 невероятным образом сблизил климатические и экономические императивы. Если мы воспользуемся этим историческим шансом, тогда будущие поколения, несомненно, запомнят 2020-й как год, когда человечество победило пандемию и спасло планету.

 

Читать также ...
Бәріне бірдей жеткен жоқ: ҚР үкіметінің COVID-19 кезеңіндегі мемлекеттік көмегі тиімді болды ма?

Марк Линас – писатель, автор новой книги «Наше последнее предупреждение: Шесть уровней чрезвычайной климатической ситуации», подписывайтесь на него в Twitter: @mark_lynas.

 

Copyright: Project Syndicate, 2020.

www.project-syndicate.org