Казахстанское правительство, в последнее десятилетие запускающее одну за другой программы льготного финансирования бизнеса, близко к созданию еще одного канала поддержки. По инициативе президента и с подачи Министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) РК создается Фонд развития промышленности, который будет кредитовать предприятия обрабатывающей промышленности по ставке 3%. 

Однако есть большие сомнения, что новый институт развития позволит существенно улучшить условия финансирование отечественной индустрии и стать рычагом ее роста. 

 

Подходящая площадка

Идею создания Фонда развития промышленности (ФРП) изложил на заключительном заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению 11 мая 2020 президент РК Касым-Жомарт Токаев. “За счет средств, собираемых в рамках расширенных обязательств производителей, можно создать Фонд развития промышленности. Его работа будет направлена на обеспечение доступного кредитования прорывных обрабатывающих предприятий по ставке не более 3%”, – заявил президент.

30 июня 2020 года на портале открытых нормативно-правовых актов появился проект постановления правительства РК “О некоторых вопросах поддержки предприятий обрабатывающей промышленности”. Проект разработан МИИР. Документ будет находиться на обсуждении до 13 июля этого года, после чего поступит на подпись премьер-министру Аскару Мамину. 

В проекте постановления предлагается создать Фонд развития промышленности на базе “дочки” Банка развития Казахстана – “БРК-Лизинг” (БРКЛ). БРКЛ, созданный в 2005 году специализировался на предоставлении льготного лизинга предприятиям обрабатывающей промышленности и был оператором Госпрограммы индустриально-инновационного развития (ГПИИР). На конец 2019 года объем портфеля БРКЛ по финансовому лизингу составлял 338 млрд тенге (учитывая дебиторскую задолженность по финаренде, авансы, уплаченные по финаренде и активы для передачи по финаренде); за год портфель вырос на 76%.

БРКЛ планируется переименовать в Фонд развития промышленности (ФРП) и расширить список текущих видов деятельности (финансовый лизинг) за счет добавления “инструментов кредитования юридических лиц, включая финансирование организаций осуществляющих лизинговую деятельность”. 

Выбор площадки БРКЛ объясняется тем, что этот институт развития уверенно растет и привлекает внешнее финансирование, его финансовое состояние устойчиво (что подтверждается кредитным рейтингом Moody’s Ba2). В пользу БРКЛ говорит и портфель реализованных проектов – через институт осуществлялась поддержка отечественных производителей автомобилей, сельхозтехники и железнодорожных вагонов, а также региональной авиации. То есть экспертиза в сфере автомобилестроения и прочих секторов транспортного машиностроения в БРКЛ уже наработана. 

Миссия ФРП отражена следующим образом: “поддержка и развитие индустриальной деятельности, обрабатывающей промышленности, участие в развитии транспорта и транспортной инфраструктуры”. В списке задач два пункта: (1) поддержка и стимулирование отечественных предприятий обрабатывающей промышленности через ГПИИР на 2020-2025 годы; (2) модернизация транспортной инфраструктуры и обновление транспортных средств через Госпрограмму инфраструктурного развития «Нурлы жол» на 2020-2025 годы. 

С учетом расширения списка видов деятельности ФРП будет заниматься лизинговым финансированием, кредитованием, финансированием оборотного капитала, а также фондированием фондирование лизинговых компаний. “Фонд будет финансировать на льготных условиях по ставке вознаграждения от 3% годовых, сроком до 20 лет в зависимости от инструмента поддержки”, – указано в проекте постановления правительства. 

“Принятие проекта не повлечет дополнительных финансовых затрат”, – указывают авторы документа, имея в виду издержки на создание нового юрлица. Смена вывески и расширение видов деятельности действительно не должны вызвать дополнительных расходов из бюджета. Однако операционная деятельность новой структуры без государственных денег точно не обойдется.

В проекте постановления предполагается, что сам ФРП будет финансироваться из средств республиканского бюджета, собственных и привлекаемых на коммерческой основе денег, а также “за счет средств, собираемых в рамках расширенных обязательств производителей”. Схема с расширенными обязательствами производителей следующая: ТОО «Оператор РОП», собирающий утилизационный сбор, отправляет часть собранных средств на счет МИИР, а министерство переправлять деньги на счет ФРП. Кроме того, ФРП сможет получать средства, неосвоенные министерством по другим направлениям. 

 

Читать также ...
Программа занятости и массового предпринимательства: пыль в глаза или успешный проект?

Фонд автопрома?

Вопросы к инициативе президента начали возникать еще до появления деталей ее реализации. После того, как стало известно, как эта инициатива будет претворяться в жизнь, количество вопросов выросло. Сформулирую главные из них.  

Цель создателей ФРП согласуется с логикой государственной политики диверсификации экономики и вообще логична для индустриализирующейся страны. Но подходы к ее выполнению кажутся не самыми удачными, учитывая историю модернизации казахстанской экономики последних 10 лет и другие важные аспекты государственной политики, да и просто рационального подхода к управлению госсектором.  

Во-первых, создание этого канала финансирования промышленности приведет к увеличению внебюджетных расходов, конечный оператор которых не подотчетен парламенту. Бюджетные деньги идут на поддержку национальной экономики не напрямую, а через квазигосударственный сектор – эта распространенная для РК практика регулярно критикуется независимыми экспертами, масса вопросов возникает и у Счетного комитета. Однако власти РК не торопятся ни реформировать квазигоссектор, ни сокращать объем расходов по этому каналу. 

Во-вторых, создание ФРП – это новая мера старой политики снижения процентной ставки. Эта политика была опробована на таких программах, как ДКБ, “Даму-Өндіріс”, “Производительность-2020”, “экономика простых вещей”. За десятилетие использования этого инструмента стало понятно, что он очень востребован предприятиями и банками второго уровня, но его использование не приводит к развитию новых отраслей обрабатывающей промышленности и общему росту доли обработки в структуре экономики, углублению технологической сложности экономики и росту несырьевого экспорта в кредитуемых отраслях, не создает предпосылки для роста количества игроков на рынке и усиления конкуренции. 

Само по себе снижение ставки кредитования для отдельных игроков, подходящих под требования госпрограмм, имеет лишь один очевидный эффект – увеличение прибыли этих игроков за счет выигрыша от льготного финансирования. 

Бизнес действительно требует снижения ставок и считает действующие ставки кредитования некомфортными, о чем свидетельствуют все без исключения конъюнктурные обзоры Нацбанка РК за последние 10 лет. Под влиянием госпрограмм средние ставки на рынке снижались, однако вместе с этим менялись и запросы предприятий: получив низкую ставку, они хотели еще более низкую – и так 10 лет. 

Одновременно росла доля неработающих займов, произошло два банковских кризиса, результатом которых стало расширение Фонда проблемных активов и крупные списания с балансов банков. После проведения AQR в казахстанском банковском секторе (2019-2020) стало окончательно ясно, что проблемы связаны не столько с плохим регулированием банковского сектора, сколько со слабыми балансами предприятий, дефицитом собственного капитала и качеством принимаемых решений. 

Номинальная ставка кредитов ФРП будет на 4 п.п. ниже усредненной 10-летней инфляции, а реальная – отрицательной. 

Означает ли это, что обрабатывающая промышленность будет расти ускоренными темпами? 

В-третьих, есть риск, что ФРП ограничится одной отраслью обрабатывающей промышленности – транспортным машиностроением, и конкретно автопромом, как наиболее развитой его отраслью. Если большая часть средств фонда пойдет в эту отрасль, то произойдет подмена частного целым, всей промышленности одной ее отраслью. Автопром – это крайне скромная часть казахстанской промышленности (1,24% промпроизводства, 0,25% занятых), но при этом получающая достаточно большое количество налоговых льгот и значительную субсидированных кредитов и субсидированных займов по лизингу. В интересах автопрома правительство ввело серию защитных барьеров и запустило программу льготного автокредитования.  

Получив функцию кредитования юрлиц бывший БРКЛ зайдет на поле конкуренции с другими государственными фининститутами. Например, материнской организацией – БРК, институтом развития сосредоточенном на кредитовании крупных проектов в обрабатывающей промышленности и транспорте, либо фондом “Даму”, который кредитует бизнес по программе ДКБ, не говоря уже о банках второго уровня, которым приходится конкурировать за заемщиков и между собой, и с государственными институтами развития. 

Позитивный момент – ФРП займется льготным кредитованием частных лизинговых компаний. Однако и тут не вполне понятны границы интересов. БРКЛ – один из активнейших игроков на национальном рынке лизинга и главный лизиногодатель в сфере обрабатывающей промышленности. Одним из главных конкурентных преимуществ компании была и остается стоимость фондирования, основу которого составляют бюджетные средства, переданные по цепочке бюджет – НУХ “Байтерек” – БРК – БРКЛ. 

В новой модели предполагается, что компания будет и конкурировать на рынке лизинга, и финансировать другие лизинговые компании, то есть конкурентов. Нет ли здесь конфликта интересов? 

Более корректным и согласующимся с политикой разгосударствления экономики решением была бы передача лизинговой части бизнеса БРКЛ в конкурентную среду. 

В то же время функции по льготному финансированию лизинговых компаний мог бы взять на себя БРК, уже имеющий опыт работы с частными финансовыми организациями – например, банками второго уровня. 

 

Читать также ...
Кредиты по программе “Еңбек” и социально уязвимые как параллельные прямые