5 августа 2020 года прошел брифинг Всемирного банка (ВБ) на тему: «Образование в Центральной Азии: обучение во время пандемии». Главным спикером выступила ведущий специалист ВБ по вопросам образования в Центральной Азии Айша Вауда, которая представила исследование проведенное в июне 2020 года.

Для понимания последствий и эффектов пандемии она привела ситуацию другой пандемией – испанской инфлюэнцей, которая длилась 2-3 года (1918-1920), и результаты которой сказывались на образовании на протяжении 60-70 лет. Воздействие нынешней пандемии, согласно данным исследований, проведенных в Великобритании, будет длиться 60-65 лет.

Введение новых механизмов и форм обучения приведет к росту образовательного неравенства, потере 0,6 года школьного обучения с поправкой на качество образования, выбыванию около 7 млн учащихся в мире.

Для оценки влияния пандемии на трудовые доходы будущего поколения было разработано три сценария: оптимистический, промежуточный (базовый) и пессимистический. В рамках базового сценария, мир потеряет в виде нереализованного трудового дохода 10 трлн долларов, что означает, что десятая часть глобального ВВП напрямую испытает на себе результаты закрытия школ на 5 месяцев.

 

Проблемы с грамотностью

Отличие Центральной Азии от других регионов, где представлены развивающиеся страны в относительно высокой доле учащихся в структуре населения. В Узбекистане она составляет 40% населения (0-24 лет), в Казахстане — 39%, в Таджикистане — 49%, в Кыргызстане – 46%. То есть результаты нынешнего обучения будут затрагивать практически половину населения региона.

Вместе с тем, результаты обучения в регионе и до пандемии были достаточно низкими. Учащиеся из стран Центральной Азии в среднем на 1,5 года отставали от сверстников в Европе. Если, к примеру, взять функциональную грамотность по результатам исследования PISA, речь идет о наборе навыков и знаний, которые позволяют людям активно участвовать в жизни современного общества. 8 из 10 учащихся были функционально неграмотными по сравнению с другими странами ОЭСР, где, напротив, 8 из 10 являются функционально грамотными. Слабыми в регионе у учащихся и до пандемии были цифровые навыки, доступ к технологиям.

Айша Вауда подчеркнула, что в странах региона существует большой разброс в вопросе наличия технического обеспечения, так в Казахстане у 70% учащихся на дому есть компьютер, интернет, тогда как в Таджикистане этот показатель составляет 1%. Однако высокие показатели обеспечения компьютерами, еще не означают наличия полного доступа к интернету, или то, что компьютер является современным, или то, что дома у учащихся созданы условия для дистанционного обучения. Согласно данным 2018 года, у 54% казахстанских учащихся уровень компьютерной грамотности был ниже уровня функциональных знаний, необходимых для работы с компьютером, а в среднем по всем странам- участницам исследования этот показатель составил 18%.

Наиболее важным моментом, на котором спикер сделала особый акцент, это высокий уровень неравенства в результатах, качестве обучения в регионе, существовавший  и  до пандемии. В Кыргызстане, дети из самых бедных семей примерно на 2,5 года отстают от своих богатых сверстников из богатых семей, в Казахстане – на год.

В странах региона также низким является и коэффициент зачисления в вузы, который, в частности, в Узбекистане составляет всего 10%, как следствие  80-90% учащихся получают только степень бакалавра. Как следствие, работодатели испытывают проблемы, связанные с дефицитом навыков у молодых специалистов, что отражается на производительности в экономике.  

 

Смелые, но необученные

Айша Вауда оценила усилия стран Центральной Азии в системе образования в реагировании на пандемию (создание экстренных каналов удаленного обучения) как достаточно смелые и быстрые. Тем не менее, по оценкам ВБ, реализованное обучение нельзя назвать полноценным дистанционным обучением, поскольку в странах не было полноценной базы для дистанционного обучения, подготовка которой требует длительного времени, пилотирования, обучения преподавателей, наличия определенного оборудования.

Ситуация характеризовалась высоким уровнем разрыва в обучении, доступе к технологиям, как в отношении преподавателей, так и обучающихся. Не все преподаватели были обучены для того чтобы иметь возможность вести занятия удаленно.

Наиболее значимым механизмом предоставления обучения в регионе Центральной Азии было телевидение, телеуроки, в вузах – онлайн-обучение.

Проблемой телешкол стал лимит эфирного времени: уроки длились 10-15 минут с день. Непонятно, насколько доступен был такой формат, если в семье было несколько детей разных возрастов и один телевизор. Наибольшей проблемой в случае телеобучения являлась односторонность обучения, отсутствие обратной связи для оценки результатов обучения учащихся, мониторинга процесса обучения.

Другой проблемой являлась ограниченность финансирования, поскольку основные средства уходили в сферу здравоохранения. 

По мнению представителя ВБ, позитивным решением для стран региона было бы объединение усилий в сфере образования, совместная разработка программ, видеоуроков. 

Тем не менее, подобного рода возможность региональной синергии использована не была.

 

Потери исчисляются миллиардами

Оценка Всемирного банка: в связи с закрытием школ в течение 5 месяцев учащиеся региона потеряли 16 баллов или около половины учебного года, а также получили рост функциональной неграмотности с 78% до 86%, что в денежном выражении составит 44 млрд долларов. Это в 5-6 раз выше, чем годовой ВВП Таджикистана и около четверти ВВП Казахстана.

Другим прогнозом, является дальнейший рост неравенства в системе образования. В Казахстане социально уязвимые слои населения в большей степени испытают на себе эффекты пандемии в образовании, нежели представители богатых слоев населения. Разрыв в уровне образования между бедными и богатыми продолжит увеличиваться.

Еще одной проблемой явился дефицит оказания поддержки учащихся и преподавателей, что особенно актуально в связи с тем, что учащиеся находились на разном, неравном уровне усвоения уроков в удаленном формате, что в будущем приведет к дальнейшему наращиванию неравенства в регионе в системе образования.

Представители ВБ также прогнозируют рост дефицита квалификационных навыков в регионе, в связи с тем, что многие учащиеся из числа социально уязвимых слоев населения не смогут получить высшее образование, в связи с проблемами в семейном бюджете, финансовой ситуацией домохозяйств. Как результат, квалификационный разрыв на рынке труда для этого поколения будет характеризоваться еще большим неравенством, чем это было прежде.  

Приостановка программ школьного питания, в целом ухудшение питания, приведет к увеличению потерь в обучении.

По оценкам исследователей Всемирного банка, с наступлением осенне-зимнего периода ситуация только ухудшится, особенно эта проблема актуальна для тех, кто полагался на школьные программы питания для своих детей.

 

Как все исправить?

В момент принятия решения об открытии школ, представители ВБ разработали Стратегию образовательного ответа, который состоит из трех ключевых элементов: «Преодоление», «Обеспечение непрерывности обучения», «Совершенствование и ускорение».

Необходимо продолжать обучение во время пандемии, обеспечивать его непрерывность в любом случае, делая акцент на минимизации снижения результатов обучения для социально уязвимых слоев населения, также предлагается воспринимать нынешний кризис как возможностью для «перезагрузки», выстраивания более качественную, более равноправной системы образования в будущем.

О проблемах свидетельствуют результаты глобального исследования, национальных ответных мер в области образования на закрытие школ COVID-19 проведенного Всемирным банком, совместно с ЮНЕСКО и  ЮНИСЕФ в июне 2020 года. Айша Вауда подчеркивает, что согласно этим данным, «видно, что страны, министерства не справлялись, едва держались на плаву, не говоря о том, чтобы иметь четкое видение о том, каковы будут стратегии на осень, открытие нового учебного года».

Представители ВБ отметили важность, во-первых, обеспечения непрерывного обучения, развитие онлайн-обучения, которое является, по сути, новой экономической реальностью.

Сейчас важно поставить образование на первое место, чтобы обеспечить опережающий социально-экономический рост в будущем.

Во-вторых, что является критически важным, защитить бюджет  образовательной системы, не позволить его сократить, что касается и новых программ качества удаленного обучения, а также оказания целевой, точечной поддержки тем учащимся, которые в наибольшей степени пострадали в результате пандемии, выпали из системы обучения.

Удаленное обучение вероятнее всего станет новой нормой во многих странах, потому необходимо усиление доступа к цифровым платформам во всем регионе, подчеркивают представители Всемирного банка.

Отдельное внимание в выступлении было уделено вопросам дальнейшего обучения тех учеников, которые отстали в обучении, и не смогут справляться с учебными программами, когда откроются школы или когда будут запущены полноценные программы удаленного обучения. Необходимо дополнительное обучение, обучение в формате «один на один» или введение должности помощников преподавателей в школах, которые помогали бы отстающим учащимся наверстать упущенное.

Одно только наличие образовательных платформ без их качественного насыщения не имеет смысла. Потому акцент следует делать на совершенствовании существующих программ дистанционного обучения: контенте, учебно-методических материалах, механизмах обратной связи с учащимися, постоянном контроле ведения программ.

Читать также ...
Обращение к президенту Токаеву: о 6 триллионах тенге, выделяемых на борьбу с коронавирусом