Всемирный банк (ВБ) выпустил очередной обзор экономики Казахстана с прогнозом до 2021 года. За ухудшением таких макроэкономических показателей, как ВВП, безработица и инфляция и снижением экономической активности скрывается более серьезная проблема – рост бедности. 

В период коронакризиса старые проблемы обострились, а новых решений пока нет. Казахстан вынужден расширять расходы бюджета и госдолг, при этом увеличивая трансферт из Нацфонда. Стране необходимы институциональные преобразования. 

 

Плюс на минус

Всемирный банк выпускает прогнозы экономического роста мировой экономики и в разрезе отдельных регионов и стран дважды в год – в январе и июне. Обычно за полгода данные корректируются лишь незначительно – на несколько десятых процентных пунктов, а настроение докладов остается примерно одним и тем же: в кризисные периоды настороженное, в периоды роста – сдержанное. Однако в последние годы корректировки становились все более и более существенными, а настроение – тяжелым. 

Неопределенность в мировой экономике растет на фоне увеличения количества стрессовых факторов. Все началось с торговой войны США и Китая весной-летом 2018 года, а в этом году стрессовым фактором стал кризис, вызванный пандемией COVID-19. 

Насколько глубока пропасть между двумя докладами 2020 года, можно проследить на примере Казахстана. В январском выпуске Глобальных экономических перспектив ВБ прогнозировал рост казахстанской экономики в 2020 году на уровне 3,7%%, и этот прогноз казался сдержанным на фоне планов Министерства национальной экономики РК, которое прогнозировало рост на уровне 4% и более. 

Потом произошла вспышка COVID-19 в Китае, затем эпидемия распространилась на все регионы мира, в том числе на Казахстан, который одним из первых пошел на локдаун, остановив значительную часть сферы услуг на 8 недель в марте-мае. Прогнозы роста ВВП были обновлены в выпуске в июне 2020 года, а июльском докладе по Казахстану “Преодолевая кризис” эксперты ВБ подробнее описали ситуацию в РК. 

Вместо роста на 3,7% они прогнозировали спад на 3,0% в 2020 году и восстановление на 2,5% в 2021. В этот прогноз не закладывались последствия более мягкого 4-недельного локдауна, о котором правительство РК объявило в конце июня. 

На слабые темпы роста влияет набор факторов. “Одновременные негативные последствия ухудшения перспектив мировой экономики, изоляционных мер и других ограничений мобильности в стране, вероятно, будут значительными, – отмечается в докладе. – Обязательства страны в соответствии с соглашением ОПЕК+ требуют сокращения добычи и экспорта нефти примерно на 20% в 2020 году. Предполагается, что значительное количество случаев COVID-19 на одном из крупнейших месторождений нефти вызовет цепную реакцию снижения активности в горнодобывающей промышленности. В результате внутренняя карантинная политика приведет к значительным потерям и в других частях экономики. Резкий всплеск заболеваемости во всех регионах усилил негативные последствия для всей национальной экономики”.

Нефтяной сектор в 2019 году, выросший на 0,7%, в 2020 упадет на 9,7%, но к 202 году отскочит на 3,2%. В ненефтяном секторе спад будет меньшим – всего на 1,3%, а в 2021 году он полностью компенсирует просадку в период кризиса, увеличившись на 2,3%. 

Эксперты ВБ ожидают по итогам 2020 года инфляцию в 8,3% с замедлением до 6,4% к концу 2021 года. Подстегивать инфляцию, по прогнозам аналитиков ВБ, будет девальвация обменного курса, который находится под давлением неустойчивых цен на нефть, и “менее жесткая налогово-бюджетная политика, которая поддерживает спрос на импортируемые товары”.

Счет текущих операций уйдет в минус глубже: после -3,6% ВВП в 2019 году до -5,2% в 2020 и -4,6% в 2021. Прямые иностранные инвестиции упадут с 3,2% ВВП до 2,3 и 2,7% в 2020 и 2021 соответственно. Общий баланс консолидированного бюджета расширится с -0,5% до -9,9% в 2020 году и чуть сократится к 2021 году – до -6,4%. Долг правительства продолжит расти: с 19,8% ВВП в 2019 году до 26,9% в 2020 и 30,5% в 2021 году. 

“Если налоговые поступления в период экономического кризиса сократятся больше, чем ожидалось, бюджету могут потребоваться дополнительные ресурсы для устранения дефицита финансирования. В этом случае у страны есть фискальная способность увеличить доходы за счет внешних заимствований или дополнительных трансфертов из Национального фонда”, – предупреждают авторы доклада.

 

Читать также ...
Профессиональный футбол в РК: к чему приводит отсутствие планирования?

«Скошенные» перспективы

Прогноз казахстанского Минэка по динамике ВВП не менялся с апреля: в министерстве ожидают снижение на 0,9%. В начале июля вице-министр национальной экономики Мади Такиев не исключил корректировки прогноза в сторону увеличения. “По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост”, – заявил он. 

Эксперт Всемирного банка более пессимистичны. “Риски в отношении дальнейшего развития скошены в сторону ухудшения. Высокий уровень неопределенности в отношении будущего развития пандемии и вероятность повторного введения ограничительных мер в будущем замедлит восстановление после изоляции. Растущее число долгов, просроченных потребителями и фирмами, может усилить нагрузку на финансовый сектор”, – отмечается в отчете.

Главный негативный фактор – сдерживание экономической активности из-за распространения эпидемии, на которое вынуждены идти правительство и корпоративный сектор. При этом нет никакой определенности относительно того сколько раз правительство будет прибегать к ограничительным мерам, и с какой продолжительностью они будут применяться. 

“Этот сценарий усугубляется перспективами глубокого глобального экономического спада с далеко идущими последствиями для и без того хрупкого экономического роста Казахстана. Если пандемия будет продолжаться дольше и если спрос и цена на сырую нефть останутся низкими, в этом пессимистическом сценарии ВВП может сократиться на 5-6% в 2020 году, что может существенно повысить уровень бедности, – подчеркивают авторы. – Дальнейшее падение деловой активности значительно ухудшит финансовое состояние компаний и подорвет способность домашних хозяйств погашать долги, что, в свою очередь, увеличит риск роста количества проблемных кредитов и широкомасштабного кризиса”.

Отсюда следует, пожалуй, важнейший вывод исследования: “Затянувшийся кризис может привести к росту бедности и может увеличить неравенство в Казахстане. Предварительные оценки показывают, что уровень бедности может возрасти в 2020 году с прогнозируемых 8,3 до 12,7%, что соответствует более 800 тыс. человек, живущих в бедности. Шок для рынка труда, вызванный как пандемией, так и мерами по смягчению последствий, имеет серьезные последствия для занятости, особенно в секторах, где работают низкоквалифицированные работники. Неравный доступ к качественному образованию, особенно во время карантина, может негативно повлиять на развитие человеческого капитала особенно на социально-уязвимые слои населения”.

Рост бедности – социально-экономическая проблема, которая может привести к серьезным политическим потрясениям. Особенно если учесть рост протестной активности в последние годы и недоверие действиям властей по мере распространения эпидемии. 

 

Читать также ...
Больше прозрачности: как годовые отчеты делают экономику транспарентнее

Волшебной пилюли нет

Несмотря на сложность ситуации, аналитики ВБ сохраняют оптимизм относительно макроэкономической и макрофискальной стабильности. Казахстан все еще располагает значительными международными резервами (>30% ВВП) и относительно низким внешним долгом правительства (8,3% ВВП на 1 января 2020 года). 

Используя эти рычаги, правительство сможет добиться увеличения госрасходов, но восстановление деловой активности в частном секторе не может полагаться только на бюджетные расходы. Необходимо, чтобы улучшилась и стабилизировалась внешнеэкономическая конъюнктура (прежде всего, цены на нефть – на это надежда слабая, учитывая неустойчивость сделки ОПЕК+), а также в страну начал инвестировать национальный бизнес. 

Экономическое развитие РК в последнее десятилетие, когда на высоких оборотах действовали госпрограммы с субсидированием ставки процента по кредиту, показало насколько ограниченный эффект оказывают эти меры. Международные и казахстанские неправительственные эксперты в один голос твердят, что необходимо менять институциональную среду ведения бизнеса и снижать издержки предприятий, связанные с коррупцией, неэффективным регулированием и судопроизводством.

Необходимо не наращивать налоговую и административную нагрузку на бизнес, а повышать эффективность регуляторной среды. Не расширять социальные расходы бюджета, а стимулировать создание продуктивных рабочих мест. 

В сентябрьском послании-2020 президент Касым-Жомарт Токаев пообещал представить экономическую стратегию, “новые меры, которые приведут к экономическому буму”. Какими будут механизмы этого бума, пока непонятно. Большую часть фискальных и монетарных стимулов правительство и Нацбанк РК уже использовали. Улучшение институциональной среды потребует кардинальных политических и административных реформ, на которые Акорда идти не решается. 

 

Читать также ...
“Золотая середина”: почему экономике нужны инвестпроекты среднего размера?