Удар по экономикам – верхушка айсберга проблем, вызванных пандемией COVID-19. Подводная его часть – ущерб национальным образовательным системам, человеческому капиталу из-за остановки традиционного процесса обучения в средних школах. Проблемы стран (в том числе Казахстана) с переходом на дистанционное обучение выльются в снижение образовательного уровня. Особенно сильно это ударит по детям из бедных семей, странам и регионам с высокой бедностью. В долгосрочной перспективе неравенство в образовании превратится в неравенство в доходах. 

Единственная альтернатива – дистанционное образование. Но экстренный переход к нему связан с массой проблем, решить которые будет не просто даже развитым странам. 

 

Знания, которые мы потеряли

Потери школьников в обучении из-за пандемии COVID-19 составят в среднем 30-50% приобретенных за предыдущий год, если сравнивать с обычным школьным годом. В расчет также следует брать и потери от летних каникул — в среднем недополучение знаний за лето эквивалентно 0,25 года обучения. Влияние вынужденного перехода на дистанционное обучение на образовательный уровень школьников будет иметь накопительный эффект, когда объективное снижение уровня знаний за лето, будет увеличено критически, вплоть до двух лет обучения.

Уровень снижения знаний еще выше у детей из малоимущих семей или отдаленных сельских районов, у которых нет ни компьютера, ни доступа в интернет, ни часто поддержки со стороны родителей.

Эксперты отрасли предсказывают сложности для будущих абитуриентов, но самой уязвимой категорией называют учеников младших классов. Для учеников начальной школы авторы предполагают потери, сопоставимые с пропуском года обучения целиком.

Согласно международным исследованиям, проведенным еще до пандемии, закрытие школы на 20 дней, на 10% увеличивает число учеников, которые проваливают тест, а 10 дней пропуска школьных занятий могут определить потери в результатах за год, равные 5-10%.

Все последствия удара COVID-19 по системам образования и человеческому капиталу можно условно разделить на краткосрочные (их мы увидим до конца этого года) и долгосрочные. 

К последствиям краткосрочного характера относят замедление процесса обучения, ослабление у школьников желания учиться. Показательны результаты исследования, проведенного в России, когда половина школьников воспринимала дистанционное обучение как каникулы. Из-за закрытия школ ухудшается питание учащихся (тех, кто питался в школах бесплатно), их психического состояния, возможное повышение уязвимости учащихся к насилию и другим угрозам, а также распространенности рискованного поведения и рождения детей у подростков.

Может наблюдаться значительный отток учащихся из школ. Это особенно актуально для детей из малоимущих/неблагополучных семей, ростом детского труда, браков несовершеннолетних, коммерческого секса, сокращением родительских инвестиций в обучение детей. Доковидный пример: из-за мирового экономического кризиса в Румынии число детей, не посещавших школу, в 2009-2018 годы удвоилось со 192 тыс. до 378 тыс. – даже при снижении демографических показателей.

Происходит сокращение государственных расходов на образование, снижение качества преподавания, закрытие частных школ

Долгосрочные последствия от пандемии имеют большее значение. Закрытие школ и снижение образовательного уровня части детей приводит к росту уровня образовательного неравенства. Рено Селигманн, директор и постоянный представитель Всемирного банка в России оценивает потенциальные образовательные потери так: если в текущем году российские школы будут закрыты в общей сложности на пять месяцев, ухудшение образовательных результатов среднего учащегося по чтению будет эквивалентно 16 баллам по шкале PISA, а это превышает прогнозируемые образовательные потери в странах ОЭСР и Евросоюза, которые компенсировали отставание в обучении.

Велик риск снижения успеваемости учащихся, которые испытывали трудности в обучении; многие учащиеся могут не вернуться в школу, что увеличит масштабы «образовательной бедности» и может привести к снижению будущей производительности целого поколения.

Разрыв в результатах обучения между 104 млн учащихся из стран с высоким уровнем доходов (СВУД) и 59 млн учащихся из стран со средним уровнем доходов (ССУД), будет увеличен. Пока разрыв между средним Индексом человеческого капитала СВУД и ССУД составляет 13%.

Прекращение обучения в школе и снижения качества образования ведут к снижению производительности и доходов на протяжении всей жизни, что отражается на макроуровне. Если дополнительный год обучения увеличивает доход примерно на 8–10%, а учащиеся в среднем пропускают четверть учебных часов в году, то закрытие учебных заведений может привести к устойчивому сокращению дохода на 2–2,5%.

 

Все эти факторы грозят обострением проблемы социального неравенства. 

Поскольку, как было отмечено выше, учащиеся, из более обеспеченных семей как правило, проходят обучение онлайн более эффективно, а также снижение их образовательного уровня за лето менее критично, чем у детей из бедных семей.

Дети из уязвимых групп рискуют получить нарушения неврологического развития, для них более высок риск детских браков, детского труда и подростковой беременности, стремительном падении заработков в течение жизни. Дети, сталкивающиеся с семейными неурядицами в этот период повышенного стресса, рискуют потерять чувство поддержки и безопасности, от которого зависит их благополучие.

 

Читать также ...
Взяться за ум: почему важны результаты последних исследований в сфере образования?

Учимся дистанционно

Пандемия коронавируса заставила полностью переформатировать сектор образования в сжатые сроки. Страны не были готовы к переходу на цифровое дистанционное обучение, использовавшееся для обеспечения непрерывности образования в подавляющем большинстве стран, и столкнулись с большими трудностями. Вследствие пандемии были закрыты школы в 191 стране, что затронуло более 90% учащихся во всем мире, половина из которых не имела доступа к домашнему компьютеру, 43% не имела домашнего интернета.

Наиболее остро неравенство проявляется в странах с низким уровнем дохода: в странах Африки к югу от Сахары 89% учащихся не имеют доступа к домашним компьютерам, а 82% не имеют доступа к интернету. На этот же регион пришлось наибольшее количество мест, не обслуживаемых мобильными сетями.

В России компьютерами владеют 69% домохозяйств, то есть у примерно трети учащихся дома нет персональных компьютеров. В российских школах ПК есть, но их не хватает, а интернет в некоторых регионах практически не работает

В Казахстане при переходе на дистанционное образование из 3 млн школьников, около 700 тыс. (23%) нуждаются в компьютерах, хотя с начала эпидемии учащимся передали во временное пользование больше 250 тыс. компьютеров. В технике нуждаются дети из малообеспеченных семей, с особыми образовательными потребностями и учащиеся младших классов.

Глава ЮНИСЕФ в Казахстане Артур ван Дизен считает, что Казахстан хорошо готов к цифровому образованию. Его аргументы: 78% населения имеют доступ к интернету, «очень дешевые» тарифы на мобильную передачу данных, наличие подключения к интернету в большей части школ, в стране есть цифровые образовательные платформы.

Однако проникновение интернета неравномерно по регионам, качество передачи данных также вызывает вопросы, как и качество дистанционного образования. К экстренному переходу “на дистанционку” оказались не готовы как учителя, так и ученики. По данным ЮНИСЕФ, переход на дистанционное обучение является большой сложностью для учителей даже в самых лучших обстоятельствах, внося стресс и путаницу в их деятельность.

 

Читать также ...
Нархоз строит хаб талантов

ПК, навыки и нервы

Обобщим проблемы, с которыми сталкиваются страны мира, переходящие на дистанционное образование. 

Отсутствие компьютеров. Первой и наиболее главной проблемой для многих стран явились проблемы оснащенности школьников компьютерами. В Португалии у почти 20% школьников не оказалось дома компьютеров и выхода в сеть. Почтальоны приносили детям распечатанные задания и передавали учителям выполненные уроки. В Великобритании родители обращаются в суды с массовыми жалобами на правительство, не обеспечившее детей планшетами и компьютерами для обучения.

Школы выдают ноутбуки и планшеты учащимся на дом в Калгари, Канада. В Нидерландах компьютерами и интернетом обеспечивали всех детей, которые в этом нуждались. · Британское правительство организует поддержку отдельным семьям и учащимся в ситуации неблагополучия, передавая технику для продолжения учебы в дистанционном формате. Более 70 тыс. ноутбуков будет выдано нуждающимся учащимся в Калифорнии, США.

Как подчеркивают российские исследователи, раздача ПК нуждающимся рискованна и носит популистский характер, но это реальная практика в продвинутых системах образования.

Неготовность учителей. Как отметила директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко, далеко не все учителя умеют работать в удаленном режиме, отправляя в лучшем случае по электронной почте задания ученикам, пишут, что надо прочитать такой-то параграф, учебники или решить такие-то задачки.

В Европе 16% учителей отмечают высокую потребность в профессиональном развитии по использованию ИКТ в дистанционном обучении, несмотря на то, что ИКТ играют ключевую роль в дистанционном обучении, применяемом в качестве одной из смягчающих мер.

Показателен также опрос, проведенный среди 1247 американских учителей: более половины из них не чувствовали себя готовыми внедрять дистанционное обучение, 69% отправляли своим ученикам документы или распечатанные страницы с заданиями для выполнения.

Стресс для учеников и учителей. В Великобритании отменили обязательные домашние задания для учащихся начальной школы после того, как родители стали жаловаться, что на их выполнение уходит все свободное время семьи. Многие учителя отмечают, что необходимость каждый день выполнять домашнюю работу вызывает у маленького ребенка стресс, поскольку от детей нельзя ожидать такой же выносливости, как от взрослых.

В США переход на дистанционную форму обучения спровоцировал увеличение числа прогулов. Многие школьники в период пандемии не регистрируются в системах дистанционного образования, не появляются на уроках и не выполняют задания. Особенно это характерно для школ, где учатся дети из малообеспеченных семей из-за того, что у них нет подходящих гаджетов, а в домах нет подключения к интернету.

Проблемы технического характера. Дистанционное образование должно быть обеспечено соответствующей инфраструктурой, а образовательные платформы не должны быть слишком сложными. Обеспечить выполнение этих правил удается не во всех странах. В России, по данным опроса Аналитического центра НАФИ, 68% учителей отметили, что система школьного образования не готова к переходу на дистанционное обучение.

Министр образования РК Асхат Аймагамбетов в числе проблем, с которыми столкнулась отечественная система образования выделил отсутствие отечественных IT-платформ для организации одновременных стриминговых соединений большого количества обучающихся, недостаточность цифрового образовательного контента и полноценного программного обеспечения для проведения занятий через Интернет.

Пока для бедных и сельских школьников дистанционное образование остается недоступным. Это означает потенциальный рост образовательного неравенства, которое в конце концов перейдет в неравенство имущественное. 

 

Как дальше?

Исследователи рассматривают различные варианты развития ситуации с необходимостью перехода на дистанционный формат в образовании. Все они прогнозируют негативные последствия для образования. На повестке дня во всех странах стоит вопрос о том, каковы оптимальные стратегии выхода из ситуации пандемии, которые могут снизить или минимизировать масштаб потерь.

Одной из предлагаемых мер является увеличение продолжительности учебной недели в новом году. По оценкам Лондонской школы экономики, более двух дополнительных часов в неделю может понадобиться для того, чтобы компенсировать каждую потерянную неделю во время пандемии.

Потребуется привлечь дополнительных педагогов, которые будут сопровождать учащихся одного или нескольких классов в параллели с объединением их в группы с гибким составом.

Для ликвидации неравенства между регионами и социально-экономическими группами образовательные программы следует ориентировать так, чтобы все учащиеся и учителя могли успешно пользоваться новыми платформами.

Одной из мер по ликвидации неравенства может стать предоставление целевых грантов отстающим школам с общими низкими результатами обучения, а также школам, находящимся в неблагополучных районах. 

В Казахстане в следующем учебном году как минимум одну четверть школьники вновь будут обучаться дистанционно, потому необходимо расширение возможностей дистанционного обучения в масштабе, обеспечение его надежности и устойчивости, цифровизация образования с обеспечением инклюзивности для детей с особыми образовательными потребностями.

К возможным мерам также относятся повышение доступности технических средств для использования информационных технологий семьями и учителями, повышение качества связи и улучшение поддержки для разработки цифровых учебных материалов

Планируется заменить подготовленные экстренно видео-уроки на целые серии видео-уроков на весь учебный год, повышать компетенции педагогов по работе в условиях дистанционного обучения, трансформировать культуру школьного обучения, формировать эффективную обратную связь.

На обсуждение пока не выносится вопрос о качестве обучения тех школьников, которые не имели компьютеров, доступа к интернету, ликвидации образовательного разрыва, не понятно, как будет проходить их обучение в следующем году, который также планируется начать с дистанционного обучения.