Исследователи международного объдинения Oxfam прогнозируют, что пандемия и ее экономические последствия приведут к повышению уровня глобальной бедности – впервые с 1990 года. Отмечается, что при сокращении средних доходов на 20% количество людей, живущих в условиях крайней нищеты (на 1,90 доллара США в день или даже меньше), может вырасти на 434 млн человек — до почти 1,2 млрд по всему миру. А количество бедных, живущих на 3,2 доллара США в день, может вырасти на 611 млн человек. В большей степени это коснется стран и регионов с уже высоким уровнем бедности – Южной Азии, Африки южнее Сахары, Восточной Азии и Тихоокеанского региона. Европа и Центральная Азия на их фоне выглядят более благополучными, но это благополучие только относительное.

 

Нищие беднеют

В Казахстане, например, по данным Комстат Министерства национальной экономики за 1 квартал 2020 года, 10% населения имеют среднедушевые доходы около 25 тысяч тенге в месяц, что составляет около 1,99 доллара в день.

 

Каждый десятый казахстанец и до пандемии жил в условиях крайней нищеты – около 1,8 млн человек.

Доход до 3,2 долларов в день в первом квартале 2020 имели около 30% казахстанцев (среднедушевые доходы в месяц составляют 37 тыс. тенге), то есть 5,4 млн человек.

Таблица 1. Распределение доходов по 10-процентным группам населения

ДецилиГраницы интервалов по доходу населения, тенгеСреднемесячный доход на душу населения в

интервале, тенге

Ежедневный доход на душу населения в

интервале, доллары США

10-29 16624 6461,99
229 197-34 63131 9922,59
334 632-39 27636 9382,99
439 277-43 92241 5773,36
543 923-49 58146 7063,78
649 582-56 65753 0644,29
756 658-66 20761 2634,96
866 208-79 57172 6825,88
979 572-102 80089 2837,22
10102 801-586 602148 82212,04

Источник: КС МНЭ РК

Режим чрезвычайного положения и строгий карантин ситуацию только усугубил. По данным опросов Национального банка РК, 42% казахстанцев отмечают, что у них ухудшилось материальное положение. Причем доля таких ответов стала расти после апреля 2020 года.

В последний год отмечается тренд на снижение уровня доходов населения. Доля респондентов, имеющих совокупный среднемесячный доход менее 40 тысяч тенге, увеличилась с 4% в июне 2019 года до 9% в июне 2020 года. Доля домохозяйств, имеющих совокупный доход от 40-70 тыс. тенге в месяц, увеличилась с 15 до 21%.

Напротив, доля казахстанцев с доходом выше 100 тыс. тенге (100-150, 150-300, 301 и более тысяч тенге) снизилась на 14 п.п. с 52 до 38%.

Но, как видно из графика, именно в апреле 2020 года происходит критическое изменение.

 

Потеря работы = бедность?

Очевидно, основным фактором снижения уровня доходов казахстанцев стало приостановление деятельности большинства предприятий, заморозка деловой активности. По данным исследования, проведенного консалтинговой компанией KPMG, наиболее уязвимыми в ситуации с карантином оказались представители таких сегментов и отраслей экономики Казахстана, как непродуктовая розничная торговля, авиационная отрасль, нефтегазовый, горнодобывающий, транспортный сектор, электроэнергетика, и сфера услуг.

70% компаний, принявших участие в опросе, были вынуждены сократить административные расходы, включая расходы на оплату труда, командировочные, маркетинговые, консультационные расходы, что означает фактически сокращение рабочих мест или снижение заработных плат.

 

Для большинства казахстанцев потеря работы, даже временная – фактически означает значительное падение в качестве и уровне жизни.

По данным опросов НБ РК, финансовые накопления сейчас имеют только около 16% казахстанцев (на 6% меньше, чем в июне 2019 года). Большинству же казахстанцев приходится надеяться только на свой ежемесячный доход, который за последние несколько месяцев изменил свою структуру.

Если раньше около 70% казахстанцев называли основным источником дохода свою заработную плату, то в июне 2020 года этот вариант назвали 56%. В структуре источников дохода на 20% вырос вес социальных и государственных выплат (с 30% в июне 2019 года до 50% в июне 2020), которые нельзя считать полноценной заменой дохода от трудовой деятельности.

Хотя эксперты Центра развития трудовых ресурсов при Министерстве труда и социальной защиты отмечают, что в результате ослабления режима карантина, а также за счет реализации программ занятости, численность безработных снизилась с 4,2 млн до 1,1 млн человек в мае и 735 тыс. человек в июне, заработная плата еще не стала основным источником дохода, а следовательно — уровень занятости до сих пор не восстановился до докарантинного. Более того – введение нового строгого карантина и, в целом, ограничений, связанных с необходимостью поддерживать социальную дистанцию, будут оказывать негативный эффект на бизнес, а, соответственно, рабочие места и уровень жизни.

Как сообщили предприниматели, принимавшие участие в опросе KPMG, одним из серьезных последствий карантина для них стало разрушение цепи поставок сырья, товаров и услуг. В наибольшей степени это повлияло на сельское хозяйство и ресторанный бизнес. Несмотря на возможные отсрочки по кредитам и в оплате аренды, часть бизнесов в этих сферах не сможет возобновить прежние темпы работы, особенно – если ограничения из-за COVID-19 будут все такими же строгими.

Что важно, именно в этих отраслях отмечается самая высокая доля неформально занятых даже на предприятиях формального сектора. 55% казахстанцев, занятых в сельском хозяйстве, и 21% — занятых в услугах по проживанию и питанию, работают там неофициально.

Количество неформально занятых казахстанцев на конец 2019 года составило 1,2 млн человек или около 14% от занятого населения. Несложно предположить, что именно такие работники оказались в самой уязвимой позиции во время режима ЧП: работодателям довольно легко в любой момент отказаться от их услуг, а для государства они остаются незаметными из-за отсутствия официальных отчислений.

Наиболее вероятно, что и после возобновления деятельности предприятий неформально занятые работники не смогут претендовать на свои рабочие места. А с учетом высокой конкуренции стоит ожидать снижение стоимости их труда и, соответственно, уровня доходов.

 

600 тыс. безработных

Снижение уровня доходов, в конечном итоге, станет причиной сужения потребления. Уже сейчас 45% населения считают неуместным тратить деньги на крупные покупки. На 10% увеличилась доля казахстанцев, которые за последние месяцы не совершали крупные покупки (с 78% в январе 2020 года до 89% в июне).

Однако – экономия будет касаться не только товаров длительного пользования, но и сокращения потребления сверх базового минимума. Как показывают опросы населения, в первую очередь, казахстанцы начинают экономить на досуге и одежде. Происходит удешевление продуктовой корзины, что отмечают уже ритейлеры.

На дискуссионной площадке АГ «Кипр» в ноябре 2019 года коммерческий директор, член правления компании Magnum Яков Фишман отметил, что в целях экономии покупатель, во-первых, начинает искать товары со скидкой, то есть он ищет акционные товары. Во-вторых, меняет свои преференции с точки зрения ценового сегмента, постепенно переходит в более низкий ценовой сегмент, а следовательно – понижает качество потребляемых продуктов.

Режим экономии казахстанцев может привести также к сжатию отдельных бизнес-ниш, прежде всего, из сегментов развлечения, бьюти-индустрии, ритейлеров одежды, общественного питания, а это, в свою очередь, негативно скажется на работниках этих сфер.

Отдельные эксперты предполагают, что безработица и снижение уровня жизни может привести к росту преступности, и для таких предположений есть основания – 80% преступлений в Казахстане совершаются безработными гражданами. Однако недавнее исследование Евразийского центра экономико-правовых исследований Школы права и государственного управления показывает, что в предыдущие экономические кризисы Казахстану удавалось не допустить роста преступности, благодаря своевременно принятым мерам по снижению безработицы и повышению уровня доходов населения.

С пониманием таких рисков Министерство труда и социальной защиты РК анонсирует создание рабочих мест за счет реализации инфраструктурных проектов. Однако речь идет только о 250 тыс. рабочих мест, в то время как реальное количество пострадавших от коронакризиса трудоспособных казахстанцев может составить миллионы.

Проблема возникает при подсчете реального количества безработного населения, и это мнение выражает целый ряд казахстанских экспертов. Специалисты Центра развития трудовых ресурсов прогнозируют, что к концу 2020 года уровень безработицы составит 6,1% (около 560 тыс. человек), что, учитывая ожидаемо долгое восстановление бизнеса, выглядит слишком оптимистично.

 

Для реалистичной оценки потребностей в рабочих местах (особенно в региональном разрезе) необходимо отказаться от устаревшей методики расчета количества безработных.

К безработному населению стоит отнести непродуктивно и непостоянно самостоятельно занятых казахстанцев, а кроме того – возможно включить отдельные группы, считающиеся экономически неактивными, но стремящиеся найти работу. 

Читать также ...
COVID-тен кейінгі бизнес: қолдаудың зияны болуы мүмкін бе?