Макроэкономические прогнозы в Казахстане готовят несколько государственных и частных структур, при этом в открытом доступе находится лишь один документ – пятилетний прогноз социально-экономического развития (ПСЭР) Министерства национальной экономики РК. 

С весны ключевые макроэкономические показатели РК в ПСЭР на 2020 год не менялись, хотя за это время многие международные организации успели скорректировать свои ожидания от казахстанской экономики трижды. В конце октября 2020 года, наконец, вышел измененный ПСЭР на 2020-2024 годы. Ключевые показатели обновленного прогноза заметно отличаются от прежних ожиданий главного планового ведомства страны. Минэк признал, что в уходящем году в экономике будет более серьезный спад, чем ожидалось ранее. 

 

Кризисный год 

В обновленном ПСЭР Минэк признает, что нынешний год будет не годом рецессии экономики, которая покажет близкие к нулевым значения, а годом ощутимого кризиса: прогноз по динамике ВВП в октябре по сравнению с апрелем был ухудшен с 0,9 до -2,1%. 

Экономику будет толкать вниз кризис в транспортном секторе (-9,5% по году) и торговле (-6,2%). Сказались 14 недель в режиме локдауна, которые в общей сложности провели казахстанцы. В апрельской версии ПСЭР ожидалось более мягкое снижение – в транспорте на 1,0%, в торговле – на 0,2%. 

На фоне общих проблем 2020 год закончат подъемом несколько важных секторов. Рост на 8,3% произойдет в информации и связи в основном за счет бурного увеличения использования интернета. В этом году к органическому росту добавился “карантинный” фактор: период форсированной цифровизации прошли сектора торговли и общепита, а локдауны сформировали спрос на удаленные коммуникации через такие платформы, как Zoom, Skype, а также программы для коллективной работы вроде Microsoft Teams, Cisco Webex Teams и Slack. 

Ростом на 4,9% завершит год сельское хозяйство. Хороший урожай-2020 (собрано 20,8 млн тонн зерна), а также стабильные показатели роста в животноводстве обеспечат более динамичный рост, чем планировалось (3,2%). 

Промышленность просядет не так сильно, как ожидали в апреле: по итогам года спад составит 0,5% вместо 2,9%. Основным фактором снижения будет кризис в горнодобывающей промышленности (-4,1% по уточненному прогнозу) на фоне снижения добычи нефти. Добыча нефти составит 85 млн тонн против 86 млн, зафиксированных в апрельской версии ПСЭР, однако это на 6,1% меньше показателя 2019 года (90,5 млн). Коррекция прогнозов в горнодобывающем секторе и непосредственно в добыче нефти была связана с кризисом цен биржевых товаров в начале года. В минувшем апреле цена на нефть упала до исторических минимумов, страны ОПЕК+ пошли на очередную сделку, итогом которой стали обязательства стран (в том числе и РК) об ограничении добычи. Спад наблюдался и на рынке промышленных металлов. 

Обрабатывающая промышленность завершит год на подъеме – 3,7%, хотя в апреле и ее перспективы были нерадужными (-1,1%). В обработке позитивная динамика связана прежде всего с хорошими кондициями металлургов, которые увеличивают отгрузки меди в Китай. Продолжила наращивать темп пищевая промышленность, на фоне коронакризиса “выстрелила” фармацевтическая, благодаря господдержке динамично растет выпуск в автопроме. 

 

Читать также ...
COVID-ускоритель: как пандемия стимулировала рост инвестиций в IT?

Не завышая ожидания  

Ключевой вывод по прогнозу: экономика РК закончит 2020 год, находясь в кризисе, который распространится на ее ключевые сектора – промышленность, торговлю и транспорт. 

Еще летом такая ситуация не рассматривалась МНЭ как базовый прогноз. В Минэке надеялись на быстрый отскок экономики и продолжение роста на фоне мощного фискального стимула. 

“Сектор услуг впоследствии будет набирать темп, есть высокая динамика производственного сектора. В результате есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост”, – заявлял в июле 2020 года вице-министр национальной экономики РК Мади Такиев.  

Насколько реалистичен новый прогноз? Наиболее востребованный журналистами и аналитиками показатель – динамика ВВП: прогнозы ВВП дают самые разные организации, поэтому их легко можно сравнить между собой, выявить условное облако значений, отклонение от которых будет заметно. 

Нынешний прогноз (-2,1% в 2020 году) все еще выше тех прогнозов, которые дают международные институты и Национальный банк РК, но выглядит более реалистично, чем прежние -0,9%. 

За пределами 2020 года динамика казахстанской экономики, по прогнозу МНЭ, выглядит следующим образом. Следующий год будет годом отскока – ВВП вырастет на 4,3%, то есть на восстановление до докризисного уровня Казахстану хватит одного года. В 2022 году рост ускорится до 4,4%, в 2023 году – до 4,6%, а в 2024 году – до 4,7%. Ускорением мы будем обязаны главным образом промышленности – горнодобывающей и обрабатывающей. Рывок будет обеспечен в том числе за счет увеличения добычи нефти до 100 млн тонн к 2023 году. 

Нынешний обновленный прогноз вряд ли учитывает риски второй волны коронавируса, которая захлестнула развитые экономики в октябре-ноябре 2020 года и связанные с этим корректировки в потреблении на этих рынках. Если к массовой вакционации мир перейдет только ближе ко второй половине 2021 года, мы можем увидеть и третью волну заражения – преимущественно в развивающихся странах. 

В обновленном прогнозе не отражены риски, которые создают программы форсированного озеленения экономики (вроде европейского Green Deal), масштабное увеличение инвестиций в зеленые проекты и возможные штрафы или дополнительные налоги на продукты, произведенные в условиях далеких от углеродной нейтральности. 

На фоне смены президентской администрации в США сохраняется высокая вероятность ужесточения санкций против одного из главных экономических партнеров РК, России. Сценарии “с санкциями” и “без санкций” будут существенно отличаться не только применительно к экономике РФ, но и РК. 

Если в следующем издании ПСЭР указанные риски будут учтены, прогноз станет еще более реалистичным.