Ekonomist — это открытая онлайн-площадка для профессиональных дискуссий на экономические темы в Казахстане. Мы рады опубликовать ответ Сергея Домнина на комментарий Комитета по статистике МНЭ РК к статье “Середняк за бортом: почему доля среднего бизнеса в экономике не растет?”. Ekonomist приветствует профессиональную публичную дискуссию между экспертами и государственными органами и готов предоставить возможность для публикации ответа Комитету по статистике МНЭ РК. 

 

*****

Моя статья о среднем бизнесе, которая была опубликована в начале уходящего месяца на портале Ekonomist вызвала неожиданный интерес в Комитете по статистике Министерства национальной экономики РК (КС МНЭ). В своем комментарии специалисты комитета подвергли критике все (!) сведения, изложенные в материале. Замечания касались фактической части (цифр) заметки и некоторых интерпретаций. 

Первое, что хотелось бы сделать в этой связи – выразить благодарность за внимание к моей статье. Критика официального органа, тем более, высказанная чиновниками уровня заместителя председателя комитета и руководителем управления, делает мне как автору статьи большую честь. 

Во-вторых, хотелось бы поблагодарить специалистов КС МНЭ РК за их поистине титанический труд, который дает возможность кабинетным исследователям делать выводы о социально-экономической ситуации в стране, предлагать рекомендации. 

А теперь разберем все претензии КС по порядку.

 

Откуда взялись 46%?

Комментарий Комитета по статистике: “Исходя из официальных статистических данных, доля средних субъектов предпринимательства в общем количестве субъектов МСП составляет 0,2%, в общем количестве юридических лиц субъектов предпринимательства 1%, а не 46% как указано в статье”

Ответ: В моей статье нет указания на то, что “число субъектов среднего предпринимательства в общем количестве субъектов МСП составляет 46%”. Дословно там сказано следующее: “Больше всего не повезло т.н. среднему бизнесу, поскольку в структуре средних предприятий государства больше всего – 54%. […] Частных средних компаний 46% от общего числа, в том числе строго казахстанских (без иностранных учредителей) – всего 38%. С 2015 по 2018 годы их число сократилось вдвое – с 5539 до 2481”

Речь в статье идет о том, что внутри общего числа зарегистрированных средних предприятий (не всех, а только средних!) 46% занимают частные компании – то есть компании без государственного участия.

Итак, откуда взялись 46%? Всего зарегистрированных средних компаний на начало 2019 года 6490. Отнимаем 3407 государственных структур и 102 компании с государственным участием. Остается 2981 частные компании. Делим 2981 на 6490 и умножаем на 100%, получается 46%.

Читать также ...
Середняк за бортом: почему доля среднего бизнеса в экономике не растет?

Не исключаю, что фраза в предложении была сформулирована нечетко и позволяла различные интерпретации. 

 

Зарегистрированные и действующие

Следующее критическое замечание КС касается моего тезиса о том, что чиновники лукавят, считая в показателе ВДС “все предприятия, в том числе и те, что бизнесом – деятельностью, направленной на получение прибыли – не являются”. 

Если коротко, в КС оспаривают это так: статистики исключают из числа субъектов МСП государственные организации и учреждения, религиозные и общественные объединения, не осуществляющие предпринимательскую деятельность. Иначе говоря, госорганизации учитываются как зарегистрированные, но не считаются действующими и создаваемая ими добавленная стоимость не принимается в учет как ВДС от МСП. 

С этой претензией я согласен: мной была выбрана некорректная формулировка. Из ответа КС неясно, исключаются ли из этого списка действующих субъектов МСП предприятия, занимающиеся предпринимательской деятельностью, но с государственным участием. 

Комментарий Комитета по статистике: “Соответственно в количество субъектов среднего предпринимательства не входит ни ГУ «Министерство здравоохранения РК», указанное как пример в статье, ни любое другое министерство или государственная организация”

Ответ: К сожалению, автору статьи не были известны “определенные критерии”, которые использует КС, но была доступна публичная система бизнес-регистра на сайте КС МНЭ РК. Данные о том, что Минздрав относится к средним предприятиям были получены оттуда. 

 

Это не манипуляция

Еще один критический отклик связан с интерпретацией причин увеличения доли МСП в ВВП. Моя позиция, изложенная в заметке, такова: “Главная причина – не девальвации и кризисы, а изменения в законодательстве. Предпринимательский кодекс, принятый в 2015 году, изменил стандарт учета бизнеса для целей статистики – нижний порог средних компаний был поднят с отметки 51 занятый (по среднесписочной численности предприятия) на 101, при этом верхняя граница осталась там же – 249 занятых». 

В этом утверждении я опирался на данные статистической таблицы КС МНЭ РК “Доля валовой добавленной стоимости малого и среднего предпринимательства в ВРП за 2005-2018 годы”, где в сноске к годовым данным, начиная с 2014 года указано буквально: “Согласно Предпринимательскому кодексу Республики Казахстан от 29 октября 2015 года № 375-V для целей государственной статистики предусматривается использование критерия отнесения к субъектам малого и среднего предпринимательства только по среднегодовой численности занятых”. 

Комментарий Комитета по статистике: “Существенно на рост доли МСП в ВВП повлиял не отказ использования для статистических целей критерия среднегодового оборота предприятий, а внесение изменений в законодательство, касающиеся включения в перечень субъектов МСП отдельных видов деятельности. В частности, в перечень субъектов МСП включили отдельные виды деятельности, которые ранее до 2014 года не входили в число субъектов предпринимательства”.

Ответ: Жаль, что к этому утверждению не прилагается соответствующая статистика (сколько дали вновь включенные виды деятельности, сколько дали старые). В этом случае аргумент был бы более убедительным. Но дело даже не в этом. 

Иными словами, Комитет по статистике признает, что увеличение доли субъектов МСП в ВВП с 16,7% в 2013 до 25,9% в 2014 году было не результатом роста производства действующих субъектов, а пересмотра методологии статистического учета. Если слово “манипуляция” статистикам кажется не вполне корректным, готов подобрать другое, но рост доли МСП в экономике от этого не превратится в органический. 

Из ответа остается непонятным, почему в результате расширения количества субъектов МСП в 2014 году произошло значительное сокращение количества действующих субъектов среднего бизнеса. Если в 2014 году их значилось 4559 единиц, то в 2015 году стало 2897 единиц – сокращение в полтора раза. 

 

Читать также ...
Компетенции и доверие против коронавируса

Наши разногласия

Комментарий Комитета по статистике: “На основании вышеизложенного, считаем, что все показатели в текстовой и графической части статьи относительно среднего предпринимательства изложены некорректно и не отражают реальных показателей, характеризующих деятельность среднего предпринимательства”.

Ответ: Вряд ли с этим выводом можно вполне согласиться: одни числовые данные в КС не оспорили (данные о доле среднего бизнеса в ВВП, данные OECD), другие подтвердили (относительно общего количества зарегистрированных субъектов среднего бизнеса), а что-то раскритиковали, не разобравшись. Однако редакция Ekonomist.kz приняла решение опубликовать критический комментарий в полном виде, без купюр, правда, с нашим заголовком. 

Как мы видим, сделанные замечания – скорее, результат нашего взаимного недопонимания, чем разногласий по серьезным вопросам. Поэтому в ответ от экспертов из статкомитета хотелось бы получить их намного более глубокое и ценное, чем мое (это не сарказм, а подтвержденная критикой КС объективная ситуация) видение ситуации со средним бизнесом и – самое важное – их рекомендации. 

На расширенном заседании правительства 24 января 2020 года президент Касым-Жомарт Токаев призвал чиновников быть решительнее и креативнее. Присоединяюсь к этому призыву и переадресую его всем правительственным экспертам.