Для того чтобы узнать каким был учебный 2020-2021 год для школьников социолог Серик Джаксылыков провел исследование, поддержанное Фондом Сорос-Казахстан. Для изучения того, как складывалось дистанционное обучение во время пандемии коронавируса, использовались электронные дневники, которые вели ученики старших классов и родители учеников младших классов. В них они в свободной форме делились своими мыслями, эмоциями и переживаниями, рассуждали о происходящем в дистанционном обучении. Дневники включали в себя только тематические блоки, без конкретных вопросов.

Проведенное исследование выявило проблемы, свойственные не только временной дистанционной форме обучения, но и нынешней казахстанской системе общего среднего образования в целом. В интервью Economist.kzСерик Джаксылыков поделился основными выводами, сделанными в ходе исследования.

— Серик, расскажите подробнее о проведенном во время дистанционного обучения школьников исследовании. Какую цель вы преследовали, проводя его?

— В целом, идея исследования заключалась в сборе качественных данных о том, как складывалось дистанционное обучение с точки зрения школьников и их родителей. Преимуществом концепции этого исследования является то, что дневники велись непосредственно самими школьниками и родителями в дни дистанционной формы обучения. Собранная таким образом информация должна была стать первоисточником сведений о том, через что прошли школьники и родители во время перехода на дистанционную форму обучения, какие мысли у них возникали, какие эмоции они переживали.

Мы провели две волны исследования, с промежутком в год обучения. Сбор данных второй волны проводился во время четвертой четверти 2020–2021  учебного года, первой волны — во время четвертой четверти 2019-2020 учебного года. В первой волне мы попытались зафиксировать самый ранний опыт перехода системы общего среднего образования к совершенно новой форме обучения. Ко времени проведения второй волны обучение в такой форме велось уже около года, поэтому здесь рассматриваются наметившиеся тенденции, адаптация главных участников учебного процесса.

Читать также ...
Сельские школы - дискриминирует ли государство учеников?

— Какие проблемы в образовании выявило дистанционное обучение, которые раньше, возможно, не были так очевидно заметны? Каковы выводы вашего исследования?

Если в первой волне было важно, прежде всего, выявить трудности перехода к дистанционной форме обучения и его воздействия на школьное образование и привычный ритм жизни детей, то во второй волне задача заключалась в том, чтобы проследить динамику проблемных моментов, которые были выявлены в первой волне. Вторая волна исследования, кроме того, могла помочь понять, какие проблемы являются трудностями стадии перехода, а какие имеют долгосрочный, или даже имманентный характер.

К примеру, проблема недоступности Интернета или плохого качества соединения привлекла внимание всего общества, не только школьников и родителей, потому что она наглядно продемонстрировала, что громко афишированные правительством успехи цифровизации страны были сильно преувеличены. Уже в самом начале перехода среднего образования к дистанционной форме обучения всем стало известно о большой проблеме доступа к Интернету и скорости такого соединения. Собственно, дистанционная форма была выбрана после признания невозможности перехода на чистое онлайн обучение.

Проблема неравного доступа к Интернету проявлялась не только в географическом разрезе, но и социальном: к примеру, в многодетных семьях с невысоким уровнем доходов не хватало компьютеров и смартфонов. Известно, что уровень жизни в селах ниже, чем в городе, и ноутбуки есть не в каждой семье, а если есть, то на один ноутбук приходится несколько детей. Здесь нужно отметить, что государство сделало многое для решения этой проблемы. Были созданы инициативные группы, которые раздавали и ремонтировали компьютеры. Качество интернета было улучшено. Тем не менее в ходе обучения возникали и другие проблемы, осложняющие процесс.

Читать также ...
Бесплатное ТиПО: лишь бы выпустить?

Вторая волна исследования показала, что проблемы с интернетом не были решены до конца, а на первый план вышла проблема недостаточной подготовленности учителей к работе с мобильными приложения и компьютерными программами, которые использовались в новом формате обучения.

— Как переход на новый формат обучения отразился на учителях?

— С самого начала перехода к дистанционной форме обучения было очевидно, что успех такого формата во многом будет зависеть от того, насколько учителя школ будут готовы к работе с использованием новых средств коммуникации. Государственные органы образования провели специальную работу в этом направлении. Но как показали результаты второй волны исследования, проблемы, связанные с недостаточной подготовкой учителей к работе с мобильными приложениями и компьютерными программами, оставались нерешенными. Многие сбои в учебном процессе стали следствием плохой подготовки учителей. Оказалось, что освоение нового формата хуже всего далось учителям старшего поколения. Они не могли самостоятельно справиться с техникой, что отражено в дневниках учеников: «Работать с учителями старшего поколения — проблема. Они не могут вовремя настроить звук, правильно повернуть камеру, не замечают, что не видна часть того, что они хотят показать». Дошло то того, что учителя были вынуждены увольняться из-за дополнительного стресса, а на замену им приходили более молодые специалисты.

— Получается, что учителя оказались не готовы к экстренной цифровизации своей профессии? И как это отразилось на усвоении учебной программы?

— Именно так. Тут нужно сказать, что министерство образования ожидало этого. Поэтому летом для учителей было организовано обучение. Возможно оно было неэффективным, либо нацелено на другие вещи, потому что проблема не была решена.

Читать также ...
Образовательное неравенство в Центральной Азии: как измерять и почему это важно?

В первой волне исследования мы обнаружили, ухудшение усвоения учебной программы при дистанционном обучении, на что указывали школьники и родители.  Со стороны учителей наблюдалась тенденция ставить оценки не по тому, как написана работа ученика, а по тому, как он учился раньше. Если на протяжении трех четвертей он был хорошистом, то троек ему уже не ставили, ссылаясь на проблемы с интернетом, дисциплиной, восприятием, отсутствие помощи родителей. В дневниках мы читали о том, что система оценивания была неадекватна, не отражала реальных знаний учеников и истинного освоения школьного материала. Учителя понимали, что условия обучения изменились, и это могло повлиять на успеваемость учеников. Также, возможно, они не хотели портить рейтинг школы.

Самым веским свидетельством масштабности этой проблемы является то, что администрации школ и государственные органы образования стали организовывать дополнительные занятия в формате летних школ, групп продленного дня. Таким образом дети могли закрыть образовавшиеся пробелы. Появились группы продленного дня для тех, кто не смог освоить материал во время урока. Знаний, которые давали учителя, школьникам не хватало. И это происходило по разным причинам. Не зря классы химии и физики оборудованы лабораториями, где ученики могли проводить опыты. Так же и с языками, которые сложно изучать без контакта.

— Возникает вопрос — завышение оценок учителями связан с переходом на дистанционный формат обучения или это привычная практика?

Мы поняли, что учителя и администрация заинтересованы, в высоком рейтинге школ. Из-за этого наблюдалась тенденция завышать оценки. Скорее всего это не вызвано проблемой перехода на дистанционное обучение, а имеет системный характер. Видимо имеющаяся система оценки успешности, эффективности работы учителей и школ приводит к таким перекосам. В итоге сами учителя пытаются поддерживать высокий уровень оценок.

Читать также ...
Они учились при COVID-19: спасет ли школьников “дистанционка”? 

Возможности получить хорошую оценку увеличились при дистанционном обучении. У школьников появилась возможность списывать, пользоваться интернетом. Многие контрольные работы часто писались коллективно. Одна из учениц рассказывает: «Во всем нашем классе из всех училось 4-5 человек. Остальные списывали у них, или у тех, кто списал у них». Есть в дневниках и такие интересные заметки: «Учитель даже не замечает, что разными учениками загружена одна и также работа». Либо он закрывал глаза на это, либо просто не замечал, а возможно его это просто устраивало. Плюс многим учащимся помогали родители. В дневниках даже есть шутки на эту тему: «Все родители ждут своих оценок» или «Пришли оценки мам и пап».

— Похоже, что и родители стали больше вовлекаться в уроки детей из-за нового формата обучения?

— Действительно, вовлеченность родителей в процесс обучения их детей сильно увеличилась. В начальной школе дистанционная форма обучения была построена таким образом, что требовала большой степени вовлеченности родителей, то есть больших затрат их времени и энергии. Вследствие этого родители учеников младших классов испытывали большую нагрузку, стрессы. А дети, чьи родители не имели возможности уделять много времени учебе детей, оказывались в невыгодном положении.

Часто это происходило из-за того, что учителя не могли донести новый материал до класса, иногда по техническим причинам, а иногда из-за отсутствия прямого контакта с учениками. У половины учащихся могли быть выключены камеры во время урока. Учителя же привыкли проводить уроки, видя учеников, их глаза, реакцию, которая давала понимание, усвоили дети новый материал или нет. А когда половина камер выключена, или видео зависает, то учитель просто не может получить нормальную обратную связь. Здесь мы видим, насколько важен живой контакт учителя и ученика.

Читать также ...
Не принуждай: как поладить государству и волонтерам?

Из-за ограничивающих обстоятельств начал меняться и формат урока. Он стал короче, много времени уходило на дисциплинарные моменты, когда учителю нужно было убедиться, что все на месте, провести перекличку, получить задание, отправить задание. На объяснение нового материала требовалось больше времени, усилий, но фактически времени выделялось меньше.

— Какие позитивные тенденции выявило исследования с переходом на дистанционный формат обучения?

Уже в первой волне исследования были обнаружены признаки позитивной тенденции к переосмыслению старшеклассниками своей роли в учебном процессе. В их дневниках можно встретить рассуждения о том, что школьное образование нужно только им самим, успех в учебе зависит от их самодисциплины и целеустремленности. Переход на дистанционное обучение, возможно, способствовал развитию критического осмысления организации учебного процесса с позиции его активного участника, а не объекта.

Если раньше учеба для них была чем-то, что они обязаны делать, то после того, как старшеклассники увидели, что могут не делать домашнее задание и при этом получать хорошие оценки, они начали понимать, что дело не в оценках, а в том, что ты получишь от этого образования, какой багаж знаний с собой заберешь. Многие начали рассуждать, что прежде всего учеба нужна им, а не учителям и родителям. Они стали думать о профориентации, выбирать те предметы, которые важны для будущей специальности. Дети стали более ответственными и сознательными. Они стали непосредственными участниками учебного процесса.

Мария Галушко