События последних месяцев свидетельствуют о том, что назрел вопрос смены восприятия отрасли здравоохранения на высшем политическом уровне. Сегодня здравоохранение рассматривается сугубо как социальный вопрос. 

Текущая политика апатично сфокусирована на объемах гарантий и на финансировании медицины. Ответственность за здоровье и его финансирование медленно смещается с государства на человека. При поддержании текущего темпа через 5-7 лет мы придем к финансированию медицины через частные страховые компании (работу политики на личные интересы никто не отменял).

Но сейчас не об этом, а о том, что описанный подход – очень узкий. Занимающиеся мониторингом социальных сетей в последние недели видят, как накалилась социальная обстановка в аспекте здравоохранения. Врачи уже без страха заявляют о нехватке средств индивидуальной защиты, о «наездах» со стороны главврачей. Конфликты перерастают в открытые, с вовлечением СМИ, руководства Министерства здравоохранения, акиматов. Пациенты возмущаются условиями карантина. Болевых точек много.

Чтобы кардинально перестроить ситуацию, надо взглянуть на здравоохранение шире – как на доходогенерирующую отрасль и отрасль, от которой зависит национальная безопасность.

Доходы генерируются через проекты: массовый въездной медицинский туризм, новые отечественные фармпроизводства. К этим направлениям автоматически прилагается развитие науки, замыкая круг развития инноваций и повышения доходов.

Национальная безопасность и здравоохранение – также вполне очевидная связка. В первую очередь, это возможность для государства опираться на врачебное сообщество так, как оно сейчас опирается на силовиков. Медики в этом плане подходят идеально: многочисленны (более 300 тыс. человек), находятся в постоянном прямом контакте с населением, являются интеллектуальной прослойкой, а значит имеют авторитет.

Второе – как показывает текущая ситуация, необходимо повышать уровень принятия решений по вопросам, связанным с инфекционной безопасностью, усиливать это направление и окончательно институционализировать санитарно-эпидемиологическую службу (СЭС). Напомню, что СЭС четырежды за последнее десятилетие передавали из министерства в министерство.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует не менее 40% потребляемых страной лекарственных средств производить внутри страны: это и регулярное обеспечение населения в случае закрытия границ, и фактор, существенно влияющий на внешнюю переговорную силу государства по другим вопросам. 

Все вышеперечисленное не мешает реализации разумной социальной политики, а лишь расширяет ресурсную базу и возможности в целом. 

Вишенкой на торте в новом понимании отрасли должен стать тот факт, что основным инструментом реализации реформ в здравоохранении является медицинское сообщество. 

В отрасли есть две силы: медицинское сообщество и высший уровень принятия политических решений. Отраслевые государственные органы – центральные, региональные – лишь пытаются довести до реализации политику, заданную свыше. И именно медицинское сообщество решает, принять или отвергнуть изменения. 

Если медицинское сообщество разрозненно, то успех реформ не зависит от наличия и содержания приказов и регламентов. Каждый медработник решает сам, поддержать или саботировать. Если наладить диалог между консолидированным медицинским сообществом и представителями высокого уровня принятия решений, любая разумная реформа имеет высокие шансы на успех. В этом и заключается потенциальная сила «слышащего» государства. 

Однако, путь до описанного уровня понимания неблизок: в качестве индикатора сегодня мы имеем Нацсовет общественного доверия (НСОД) без единого медика в составе. 

 

Читать также ...
Зеленый аспект реструктуризации суверенных долгов