В продолжении темы эффективности государственных программ по обеспечению занятости в этой статье предлагается рассмотреть их через призму еще одной целевой группы – сельских женщин. Насколько они информированы о возможности открыть бизнес или пройти курсы повышения квалификации, насколько высоко они оценивают свой собственный потенциал, насколько, в конечном счете, программы учитывают потребности этой группы?

Ответить на эти вопросы помогут результаты исследования Центра исследований прикладной экономики (ЦИПЭ) по заказу Фонда «Сорос Казахстан».

 

Кратко о статусе кво

Для подготовки этой статьи были использованы данные исследования экономических возможностей сельских женщин, проведенного, чтобы обозначить социальную уязвимость этой группы. В мировой практике женщины считаются более бедными, чем мужчины.

В Казахстане об этом косвенно говорит разница в размерах средних заработных плат мужчин и женщин (38%) и более низкий уровень экономической активности женщин (на 10% ниже, чем у мужчин). Одновременно с этим в более уязвимой позиции находятся сельские жители по отношению к городским. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, среднедушевые доходы горожан в 2019 году составляли 66 707 тенге, а сельчан – 47 326 тенге.

Все это приводит к выводу о том, что сельские женщины – уязвимы вдвойне.

Результаты исследования тезис подтверждают. По данным опроса, у 51% респонденток средние доходы семьи в расчете на одного человека составляли меньше прожиточного минимума (в 2019 году – 29 698 тенге).

Несмотря на низкое участие в рабочей силе, сельских женщин сложно назвать иждивенками. Только у 37% респонденток в семье основным добытчиком является мужчина. Чаще всего такая ситуация складывается в больших семьях, где женщины попросту не могут работать из-за того, что все время тратят на ведение домашнего хозяйства.

В каждой пятой семье источником дохода является в равной степени заработок обоих супругов. 

В каждой пятой сельской семье основным добытчиком является женщина, и еще 10% семей живут за счет пособия или пенсии жены.

 

Таблица 1. Источники дохода сельских жителей РК в 2019 году

Читать также ...
Особенности потребления и финансового поведения казахстанцев
Доля, %
Заработок, доходы мужа (работает в селе)25,6
Заработок, доходы мужа (выезжает и работает/торгует в городе11,2
В равной степени заработок мужа и мой заработок21,1
Мой заработок (работаю в селе)15,6
Мой заработок (выезжаю, работаю/торгую в городе)4,3
Пособия, пенсия мужа1,7
Пособия, пенсия моя9,8
Нам финансово помогают родственники, взрослые дети3,5
Основной доход приносит наше подсобное хозяйство, ферма и т.3,2
Заработок родителей1,1
Другое1,9
Затрудняюсь ответить1,0

Источник: ЦИПЭ 

 

Роль основной добытчицы женщина чаще играет либо до замужества или до появления первых детей, и возможно, сразу после получения образования в городе. Чаще всего отмечают, что их заработок является ключевым, респондентки 18-24 лет с высшим образованием, билингвы.

Имеют возможность зарабатывать наравне с мужьями респондентки 35-44 лет, билингвы, имеющие высшее образование. Вероятно, после того, как первые дети достигли возраста, когда они могут за собой ухаживать, у женщин с образованием появляется возможность самореализации, которую они стараются использовать.

Основным источником дохода является заработок мужа в семьях с большим количеством маленьких детей, как правило, это казахские семьи с преимущественно казахским языком общения. Обычно женщины в таких семьях имеют только среднее образование.

Важно отметить, что средний размер сельских семей, согласно опросу, составил 4,4 человека. Почти половина опрошенных говорит, что в их семье больше 4 человек (это не всегда дети), что демонстрирует уровень нагрузки сельских женщин из-за домашнего неоплачиваемого труда.

Дополнительным фактором уязвимости является уровень образования сельских женщин, почти 30% из них имеют только среднее, что делает их крайне неконкурентоспособными на и без того узком рынке труда.

 

Низкие трудовые возможности

По данным опроса можно выделить две ключевые особенности занятости сельских женщин. Во-первых, высока доля тех, кто не входит в рабочую силу (вспомним, что в опросе не участвуют дети), почти четверть респонденток – домохозяйки, 12,4% — пенсионерки.

Во-вторых, преобладает наемная занятость в организациях, финансируемых из государственного бюджета (23% — бюджетницы, 5% — госслужащие). Это чаще всего работницы школ, медицинских учреждений, акиматов сельских округов. В сельском хозяйстве – животноводстве и растениеводстве – занято только около 3% опрошенных женщин.

Вкупе с тем, что в 15% семьях сельских женщин либо муж, либо жена зарабатывают не в селе, а в городе (маятниковая миграция), это говорит о крайне суженном рынке труда и высокой потребности в создании рабочих мест.

 

Программы занятости на селе

Программы развития занятости свою эффективность в сельской местности никак не демонстрируют.

Первой причиной, как показывает опрос, является низкая информированность сельских женщин о различных возможностях улучшения своей занятости. Почти каждая вторая респондентка вообще не слышала ни об одной из предлагаемых государством мер.

От 4% до 9% опрошенных женщин участвовали в тех или иных мероприятиях, но половина из них посчитала их неэффективными.

Хотя основными целевыми группами государственных программ по обеспечению занятости являются безработные и самозанятые казахстанцы, уровень осведомленности этих групп о реализуемых мерах оказался довольно низким. Среди безработных сельских женщин о таких мерах знает только половина, среди самозанятых – около 60% респонденток.

Выше всего уровень осведомленности о мерах по содействию занятости населения отмечается среди работниц бюджетной сферы, возможно, за счет того, что они сами вовлечены в реализацию этих мер.

Одним из ключевых направлений, по итогам реализации которой ожидается улучшение занятости в сельской местности, является развитие предпринимательства. В рамках этого направления предполагается обучение желающих основам бизнеса и предоставление микрокредитов.

Однако, как сообщают сельские женщины на фокус-групповых дискуссиях, проводимые центрами занятости или представителями НПП «Атамекен» тренинги по открытию бизнеса не адаптированы под их потребности. Напомним, почти 30% сельских женщин имеют только среднее образование!

Что касается кредитов на открытие или развитие бизнеса, то в них заинтересовано 40% сельских женщин, но только 13% из них считают, что они могут его получить. 27% — считают, что эти возможности очень малы или их нет вообще.

Основной причиной, почему банки, скорее всего не дадут им кредит, женщины считают свои низкие доходы и высокую закредитованность.

А если говорить о двух самых испытывающих потребность в улучшении занятости группах: самозанятых и временно безработных, то можно увидеть, что среди них высок запрос на получение кредита на развитие бизнеса. Но именно они чаще всего уверены в том, что кредит получить они не смогут. И что важно – они не ошибаются.

Исследование демонстрирует, что сельские женщины, с одной стороны, очень бедны. С другой – крайне ограничены в вопросе занятости, хотя готовность работать они проявляют высокую. 

Мужчина перестает быть основным добытчиком в семье, он играет такую роль только, когда женщина занята уходом за маленькими детьми. Как только женщина освобождается от этой нагрузки, она стремится найти оплачиваемую работу. 

Происходит изменение структуры экономики села. Она становится более сложной и все меньше опирается на «сельские» сферы: растениеводство и животноводство. Все это важно учитывать при разработке или корректировке государственных программ, направленных на развитие занятости или сельской местности. 

Иначе для кого разработаны все эти программы и каких результатов от них ждать?