В последнее время в Казахстане оживились дискуссии на тему социальной защиты граждан. Правительство, администрация президента и политические партии соревнуются в обещаниях социальных гарантий и поддержки. Однако все эти обещания не могут быть реализованы и имеют жесткие ограничения в силу самой экономической политики последних лет. Экономическая политика Казахстана по собственной природе создает и формирует социальное напряжение, которое необходимо гасить повышением социальных расходов.

Ключевой проблемой является ориентированность политики на экономический рост через стимулирование бизнеса, предприятий, работающих в рыночной среде. Такой подход приводит к более или менее успешным общим, однако формальным и агрегированным показателям, которые ретушируют и скрывают накапливающиеся проблемы. Эти проблемы сдерживают дальнейшее развитие экономики страны. В результате вся нарастающая активность государства в стимулировании роста не только теряет эффективность, но становится похожа на движение в болоте – чем активнее движение, тем глубже и быстрее погружение.

 

В среднем и в частности

Для обоснования этого факта рассмотрим детально динамику доходов населения. Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам предлагает два разных подхода для определения денежных доходов населения.

Один подход более макроэкономический и более общий, который учитывает фонд заработной платы и прочих доходов. Информацию статистики собирают у предприятий, а прочие доходы рассчитывают из данных по доходам от депозитов (предоставляют банки). Также применяются различные «досчеты на сокрытие доходов», основанные на сопоставлении национальных счетов (структуры ВВП по доходам). Подробнее см. «Методика по расчету (оценке) номинальных денежных доходов населения».

Другой подход основан на выборочном опросе населения по их доходам, расходам и т.д. Для этого выбираются и опрашиваются (обследуются) около 12 тыс. домашних хозяйств и по результатам таких опросов формируется значение денежных доходов домашних хозяйств, их структуры, определяются доходы, использованные на потребление, структура денежных доходов и т.д.

Это стандартные механизмы оценки доходов и классически доходы, основанные на опросе населения, как правило, ниже, чем «макроэкономически» подсчитанные доходы. 

Разница возникает в силу того, что в опросной выборке нет очень богатых респондентов. Очень богатые люди не разговаривают с интервьюерами. Они даже по работе общаются с минимумом людей – помощниками и заместителями, не то, что с посторонними интервьюерами. 

Следует отметить, что в выборке нет и сверхбедных, но их доходы (а вернее их отсутствие) не так существенно влияют на результаты. Эта проблема известна в статистике, более того она используется в том числе и для неформальной оценки степени расслоения общества.

Посмотрим же на соотношение номинальных доходов, вычисленных макроэкономическим опросным способом.

Согласно данным БНС, в среднем каждый житель Казахстана тратит на потребление все меньшую и меньшую часть доходов. Сегодня уже практически только половину. Вторую половину каждый житель Казахстана в среднем откладывает в сбережения. Но это в среднем, а как в реальности?

Национальный банк РК проводит ежемесячные опросы 1500 респондентов в городах Казахстана и там есть два вопроса: вопрос №11 «Есть ли у вашей семьи личные сбережения или накопления» и вопрос №12 «Если они есть, то, где вы их храните». Ниже представлена доля респондентов ответивших, что сбережения есть и доля тех, кто хранит в банке, если они есть. Справа приведен график использующих банковские депозиты от общего количества ответивших.

Напомню, что опрос охватывает взрослое население крупных городов (свыше 250 тыс. человек). Если мы примем в расчет сельское население – значительно более бедное, чем городское – количество людей, имеющих сбережения в банках упадет до 5%.

Однако, согласно данным БНС, сбережения населения в среднем растут каждый месяц, ведь каждый месяц только половина дохода идет в потребление.

Обратим внимание на вопрос №14 опросника НБ РК «Как изменились ваши сбережения за последние 12 месяцев».

Стабильно и при любых условиях в экономике растут сбережения у 5% жителей крупных городов или у около 1-2% общего взрослого населения.

 

Читать также ...
Особенности потребления и финансового поведения казахстанцев

Как мы тратим?

Вернемся к исходным данным Бюро нацстатистики: в среднем каждый казахстанец тратит на потребление чуть больше половины своих доходов, а остальное сберегает. Но при детальном рассмотрении оказывается, что примерно 95% населения в принципе не имеет сбережений, около 3% их имеет, но они то падают, то растут. Эти колебания отражают уровень нормального среднего класса – создание накоплений для крупных покупок (рост сбережений) – крупная покупка (падение их). И только 1-2% населения имеют постоянно растущие сбережения.

Посмотрим теперь на тенденции, которые формируются в Казахстане на протяжении последних лет. Эти тенденции устойчивы на протяжении последних десяти лет, а значит они системные, они являются результатом экономической политики.

Мы видим, что доля потребления в доходах устойчиво падает (график 1). Это означает, что все большая доля дохода уходит к 2% населения страны, и все меньше достается остальным 98%.

Ниже приведен график медианы от доходов, использованных на потребление. Медиана – это такой уровень дохода, когда число людей с доходами выше этого уровня равно числу людей с доходом ниже этого уровня. Если доходы среди людей распределены равномерно, то медиана равна среднему показателю. Когда совокупные доходы у низкодоходных людей меньше, чем высокодоходных, то медиана ниже среднего показателя. Чем дальше медиана от среднего, тем выше расслоение по доходам.

Рассмотрев всю картину в целом, можно заключить, что реальные средние доходы 95% населения страны равны медианным доходам использованным на потребление. Именно эти доходы определяют жизнедеятельность рознично-торгового и сервисного сектора, уровень спроса и предложения той части экономики, которая не завязана на сырьевой сектор, не участвует в элитном сегменте торговли, в госзакупках и госзаказах, то есть регулярной и массовой экономике. Как показала статистика обращений за социальными выплатами (42500 тенге) весной и летом 2020 года, 4,5 млн или около половины рабочей силы занято в ней.

Какова же динамика потребительского спроса (доходов на потребление)? Уровень 2011 года принят за 100%.

Страна гордится тем, что реальные доходы населения выросли с 2011 года на 40%. Однако реальные доходы 98% населения, и соответственно потребительский спрос или рынок за это время вырос всего на 6% и то из-за увеличения социальных выплат и пособий.

Здесь уместно посмотреть на структуру доходов населения. Мы увидим, что доля трудовых доходов устойчиво падает, доля социальных трансфертов растет.

Раз рынок в массовой экономике не растет, то не растут и доходы занятых в «массовой» экономике. Доходы же людей, занятых в обслуживании госзаказа, сырьевого сектора и элитных сегментов рынка тоже не растут. Рынок труда в стране одинаков – рядовых сотрудников «элитного сегмента» всегда можно заменить на сотрудников из «массового сегмента», а значит и те и другие имеют стагнирующие доходы. Уволить нельзя только владельцев бизнеса или топ-менеджеров, которые получают прибыли, а это, кстати, по удивительному совпадению как раз 2% от трудового населения.

Очевидно, что масштабнейшие посткризисные (2009, 2014-2015, 2020 годы) вливания из Национального фонда РК, огромные инвестиции в проекты ГПФИИР, а также Expo-2017, Азиаду-2011, уникальные по мировым меркам масштабы субсидирования и поддержки бизнеса приводят к росту расслоения общества по доходам, при этом основная часть занятости приходится на массовую экономику, которая не растет. 

При такой политике увеличение социальных расходов, да и вливаний в экономику, не даст никакого результата и, скорее всего, будет усугублять ситуацию. За прошедшее десятилетие экономика страны выстроилась так, что без кардинального изменения экономического курса она будет развиваться в вышеизложенном тренде, накапливая социальную напряженность. 

Это означает, что никто не сможет проводить нормальную социальную политику с таких условиях. Запросы и требования населения будут расти, а возможности честно заработать – падать. Это потребует роста социальных трансфертов. С другой стороны, «элитная» часть экономики зарабатывает на госзакупках и господдержке бизнеса и это единственная растущая часть экономики. Собственно рост экономики, то есть доходов акционеров и топ-менеджеров (то есть прибыли) требует наращивания господдержки бизнеса и госзакупок. В итоге все превращается в траты Нацфонда сразу по обоим направлениям, что очень быстро приведет к принудительному окончанию всех политик.

Читать также ...
Что такое минимальная заработная плата?