Пока ультраправые вроде заместителя губернатора штата Техас Дэна Патрика и консервативного комментатора Гленна Бека сбивались в стаи по всему миру, прямым текстом призывая пожертвовать людьми, а не экономикой, 124 европейских эксперта по упорядоченному развитию и корпоративному управлению регулярно собирались в Zoom, обсуждая, как вложить еще больше экстрафинансовых ценностей в функционирование бизнеса. 

Дискуссии проводились по правилам Chatham House, но, думаю, уже не секрет, что в числе приглашенных экспертов-разработчиков была и я. Ведь моя фамилия открыто присутствует под цитатой в недавно вышедшем докладе «Общее благо и прибыль: принципы публичной ценности для устойчивого бизнеса», а недавно я презентовала один из девяти получившихся у нас принципов.

 

Что такое публичная ценность?

Публичная ценность – это ценность сохраненная или созданная через позитивные действия для всех и каждого из нас, для общества и окружающей среды.

Стоит заметить, что изначальная версия концепции публичной ценности (public value) была разработана профессором Гарварда Марком Х. Муром 25 лет назад как некий эквивалент «акционерной ценности для публичного сектора». Иными словами, Мур стремился привить менеджерам общественного сектора мышление и дух предпринимателей. Сегодня же понятие публичной ценности больше не относится строго к общественному сектору и используется всеми видами организаций, будь то, например, частные коммерческие фирмы или НПО.

Не стоит также путать концепцию публичной ценности с другой популярной у специалистов по корпоративной социальной ответственности (КСО) и ESG-экспертов концепцией общей или разделяемой ценности (shared value), авторами которой являются другие именитые профессора Гарварда Майкл Портер и Марк Крамер. Как справедливо подмечают Кайса Сорса и Микко Сихвонен, «подход по созданию общей ценности, который чаще применяется в контексте частных организаций, схож с подходом публичной ценности в том, что он стремится направить организационные стратегии и поведение в сторону создания такой экономической ценности, которая также создает ценность для общества».

 

Читать также ...
Здравоохранение: теленок-сосунок или дойная корова?

Сестры, а не близнецы

Пытаясь описать фундаментальную разницу между концепциями Мура с одной стороны и Портера с Крамером с другой, я невольно возвращаюсь к формуле, которую знает любой хороший визажист: столь одинаковые с виду брови, в своем естественном, приятном глазу варианте вовсе не так одинаковы. Они похожи, но как сестры, а не как близнецы.

Нечто подобное становится предельно ясно, когда ESG-эксперты начинают обсуждать разделяемую и публичную ценности. Задача обоих концепций – это создание ценности для общества, которая представляет собой нечто более значимое, чем, к примеру, банальный вклад в рост ВВП или своевременная уплата налогов. Однако пока фокус разделяемой ценности в большей степени сфокусирован на том, как именно создание более значимой ценности становится частью корпоративной стратегии и встраивается в ДНК самой компании, публичная ценность не отводит своего взгляда от вопросов транспарентности, подотчетности и «лицензии на деятельность», которую компании получают от своих стейкхолдеров и общества в целом.

Отчасти именно по этой причине, разработанные нами 9 принципов публичной ценности – это вовсе не очередные показатели, коих в ESG-индустрии и так имеется великое множество (хотя они и абсолютно комплементарны с использованием таких показателей). Более того, один из принципов даже напрямую призывает стремиться «к непрерывному совершенствованию» и строить «доверительные отношения» именно «путем измерения, аудита и обнародования… намерений, действий и воздействий».

Вместе с тем, как сказал один из анонимных участников наших Zoom-сессий, «ценности являются ключевой частью нашего нарратива – вы не управляете отношениями в вашей семье посредством показателей эффективности».

Есть и еще одна причина, по которой предложенные принципы балансируют где-то в нейтральных водах между строго утилитарным подходом с показателями и мало прикладными философскими экзерсисами. Исходя из того, что именно стейкхолдеры и общественность выдают компаниям «лицензию на деятельность» опираясь на свое понимание публичной ценности, данные принципы должны быть понятны, как компаниям, пытающимся построить бизнес для общества «на местном уровне и дальше», так и членам общественности, которым эти компании подотчетны.

В связи с этим приглашаю всех членов общества, как далеких от мира бизнеса, так и близких к нему, ознакомиться с 9 разработанными принципами публичной ценности.

 

Читать также ...
ESG и КазМунайГаз: почему нефтяной нацкомпании важно оценивать ESG-риск?

9 принципов публичной ценности для современных компаний

  1. Мы управляем, направляем и руководим нашей компанией основываясь на принципах справедливости, уважения и инклюзии с пользой для общества.
  2. Мы уполномочиваем индивидуумов и подаем пример на всех уровнях.
  3. Мы признаем индивидуумов владельцами своих данных и их право на частную жизнь, как право человека.
  4. Мы даем право и создаем возможность для человеческого надзора с целью инклюзивного, транспарентного, и этического использования и применения технологий, данных и знаний.
  5. Мы стремимся к непрерывному совершенствованию и строим доверительные отношения путем измерения, аудита и обнародования наших намерений, действий и воздействий транспарентно и регулярно.
  6. Мы обязуемся совершать корректировочные действия, совместно с нашими соратниками и стейкхолдерами в целом, в связи с какими-либо негативными последствиями на протяженности ценностной цепи.
  7. Мы подотчетны за позитивный вклад в обществах, в которых мы осуществляем деятельность, через нашу бизнес-модель.
  8. Мы боремся за системные улучшения на пути к циркулярности и регенерации без выхода за планетарные границы.
  9. Мы устремляемся к инклюзивному моральному социальному контракту, который улучшит жизни людей на местном уровне и дальше.