Активный интерес к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) наблюдается не только в мировой экономике, но и в Казахстане. Страна ставит перед собой амбициозные цели, намереваясь к 2050 году перевести на возобновляемые и альтернативные источники энергии не менее половины всего энергопотребления. О возможностях реализации поставленных целей, вызовах и перспективах рынка в интервью Ekonomist.kz рассказал экономист и финансовый директор ТОО «Эковатт» Саян Комбаров.

Ekonomist: Саян, что такое возобновляемые источники энергии и какие их виды имеются в Казахстане?

— ВИЭ – это источники энергии, непрерывно возобновляемые за счет естественно протекающих природных процессов. ВИЭ включают в себя энергию солнечного излучения, ветра, гидродинамическую энергию воды, а также антропогенные источники первичных энергоресурсов — биомассу, биогаз и иное топливо из органических отходов, используемые для производства электрической и (или) тепловой энергии.

Ekonomist: Какова доля ВИЭ в стране на сегодняшний день? Планировалось, что к концу 2020 года она составит 3%, к 2025 году – 6%, к 2030 году — 10%, а к 2050 году на возобновляемые и альтернативные источники энергии должно приходиться не менее половины всего энергопотребления.

— Казахстан добился цели, и к 2020 году доля ВИЭ в общем энергобалансе достигла 3%. Отрасль развивается достаточно динамично. В ней утверждается много проектов, требующих денежных вложений. В мае этого года президент РК Касым-Жомарт Токаев заявил, что необходимо добиться 15% доли ВИЭ к 2030 году, вместо 10%. Также он сказал, что необходимо уделять больше внимания увеличению казахстанского производства ВИЭ – от исследований, материалов, до средств генерации, ветровых турбин, солнечных панелей, генераторов и прочего электрооборудования. Но к сожалению отечественные проекты ВИЭ в основном развиваются на базе импортных технологий.

Ekonomist: Насколько цифры по достижению доли ВИЭ в Казахстане соответствуют реальности? Насколько осуществимы задуманные амбициозные цели?

— Вполне осуществимы. Поставленных целей можно быстро достичь, закупив иностранные турбины и солнечные панели. Вопрос заключается в эффективности их работы и быстроте окупаемости вложений. Насколько это будет выгодно потребителю, если инвестиции в ВИЭ будут осуществляться за счет населения и налогоплательщиков? А так как в Казахстане практически ничего не производится (в стране развиты аграрная и нефтяная отрасли, банковский сектор), то установленные тарифы смогут оплачивать лишь те, кто хорошо зарабатывает или имеет постоянное рабочее место в сырьевом и государственно-административном секторе.

Читать также ...
Раскрытие потенциала климатического рынка

Для превращения ВИЭ в отрасль мирового класса, где Казахстан располагает одним из лучших ветроэнергетических потенциалов, необходимо создание связанной с электроэнергетикой научно-исследовательской, промышленной и электротехнической индустрии и рабочих мест. Иначе Казахстан будет зависим от импортных технологий, а отечественные потребители будут продолжать субсидировать индустриально развитые страны. Все доходы от традиционных отраслей экономики Казахстана будут уходить на импорт средств генерации и оплату интеллектуального и физического труда иностранных разработчиков и производителей.

Для развития ВИЭ будет основой концепция низко-углеродной энергетики и стратегический документ об энергетике Казахстана. Считаю, что эти документы должны предусмотреть необходимость развития собственных производств и технологий, на как можно более полное раскрытие конкурентных и природных преимуществ и расширение отечественного содержания в развитии возобновляемых энергетических источников.

Ekonomist: Что необходимо предпринять для достижения нужных показателей?

— Для того чтобы позволить себе капитальные затраты, необходимо налаживать собственное производство. Только в этом случае осуществление поставленных амбициозных целей реально. Начать же делать первые шаги к созданию связанных отраслей производства генерации, нужно было еще задолго до 2017 года.

Например, наша компания «Эковатт» в 2011 году создала первый работающий прототип ветровой турбины мощностью — от 1 до 3 МВт. Она могла бы работать с полной нагрузкой 3-5 тысяч часов в год, но при этом быть вдовое дешевле в производстве, надежней в эксплуатации, удобнее в транспортировке и монтаже по сравнению с импортными турбинами. Производительность такой турбины выше на 20-30%. Ее можно установить в таких потенциально мощных энергетических участках, как Джунгарские ворота (на границе с Китаем), в Шелекском коридоре (под Алматы), в Ерейментау (между столицей Нур-Султан и городом Экибастуз), на участке Жузымдык (Туркестанская область) и Кордае (на границе между Казахстаном и Кыргызстаном). На этих участках ветер достаточно сильный и имеет только два противоположных или одно доминирующее направление, с разбросом около 15-30 градусов. В этих местах можно разместить тысячи ветровых турбин мощностью десятки тысяч мегаватт. Они генерировали бы объемы электроэнергии сравнимый с энергией, производимой с использованием ископаемого углеродного топлива.

Читать также ...
ESG-компас для компаний в эпоху COVID и после

Для успешного развития ВИЭ в Казахстане необходимо создать, протестировать и внедрить в массовое производство такую мощную ветроэнергетическую турбину, которая могла бы генерировать электроэнергию при всех скоростях ветра. Такую электроэнергию необходимо выдавать в энергетические сети, накапливать, не только с помощью аккумуляторов, но и в виде воды, поднятой из-под земли или вверх по течению рек перед плотинами ГЭС. Если при этом добиться более низкой стоимости такой турбины, по сравнению с импортными, то при большом объеме генерации электроэнергии она будет быстрее окупаться с большей экономической выгодой для Казахстана. В этом случае мы можем вообще отказаться от импорта иностранных ветровых турбин и вместо этого сконцентрировать ограниченные финансовые ресурсы на серийном производстве отечественных ветровых турбин и освоении с их помощью гигантского ветрового потенциала самых перспективных и выгодных участках страны.

Ekonomist: Что сдерживает рост рынка ВИЭ в Казахстане? Какие есть проблемы в этом секторе?

— Основная проблема энергетики Казахстана в том, что большой процент установленных мощностей генерации – это морально и физически устаревшие угольные электростанции еще советской постройки. Для производства электроэнергии из ВИЭ в стране есть «сырье», как природный энергоноситель, ветер и солнечное излучение, но нет массового производства средств генерации электроэнергии из них. Для того чтобы ветроэнергетика и ВИЭ стали конкурентно преимущественной отраслью экономики, необходимы не только лучшие условия в виде сырья и рынки сбыта, но и связанные с генерацией, транспортом и продажей электроэнергии отрасли, множество предприятий, объединенных в кластеры и создающие цепочку добавленной стоимости от исследования, проектирования до конечного продукта. Они могли бы делить между собой рынок, уменьшая при этом цену всех его комплектующих за счет увеличения масштабирования продукции. Образуя огромную отрасль, связанные в ней предприятия смогут удешевлять каждую свою составляющую конечного продукта за счет массовости. Благодаря кооперации производств цены будут снижаться, как на промежуточные изделия, так и на конечный продукт – электроэнергию. Но проблема в том, что отрасли, связанные с ВИЭ, как машиностроение и электротехническая промышленность, не развиты в Казахстане. Это становится препятствием для создания кластеров.

Поэтому требуются создание проектно-технической документации, испытания, внедрение ее в производство. Массовое серийное производство собственных ветровых турбин позволит создать новые рабочие места. Тогда мы могли бы меньше закупать ветряные установки заграницей за иностранную валюту или за деньги, привлеченные у международных банков и корпораций. Все это позволит создать новую отрасль промышленности в республике, быстрее и финансово-эффективнее достичь крупномасштабного производства электроэнергии из ВИЭ для внутреннего и внешнего рынков сбыта.

Читать также ...
Возможность для Европы стать зеленой

При наличии таких объемов «сырья» в виде энергетического потенциала, мы все еще не осознаем важности создавать массовое производство средств генерации электроэнергии. Это связано с недостатком компетентных управляющих и инженерных кадров, слабым развитием научных исследований в этих областях. В этом направлении необходимо создавать конструкторские бюро, проектные и научные институты. Отечественные корпорации, фонды и инвесторы, не имеющие научно-технического образования, высокомерно воротят нос от местных «кулибиных». В стране отсутствует база для проведения научно-исследовательских конструкторских разработок и проектирования в области ВИЭ, которую обещали создать на территории бывшей выставки ЭКПО-2017.

Ekonomist: Как увеличение доли ВИЭ отразиться на тарифах на электроэнергию?

— Все закупленные у западных производителей солнечные панели и ветровые турбины придется оплачивать потребителю по достаточно высоким ценам. На 2021 год установлены предельные тарифы для установок биоэнергии до 32,15 тенге за кВт-час, для ветровых установок 21,53 тенге за кВт-час, для солнечных — 16,96 тенге за кВт-час. Они выше тарифов, по которым продается электроэнергия угольных и газовых тепловых электростанций. В Алматы, к примеру, физические лица-потребители платят минимум 17,53 тенге за кВт-час. Тарифы на коммунальные затраты все время растут и становятся более высокими и для населения, и юридических лиц. И если все средства импортной генерации мы будет импортировать за валюту, опираясь на нестабильный курс тенге, то это напрямую отразиться на тарифах. Неизвестно, каким будет курс тенге в ближайшее и среднесрочное время. Стоимость ветровых турбин на мировом рынке, из расчета за один мегаватт установленной мощности, сейчас составляет $1,5-2,3 миллионов и около $1-1,5 миллионов для солнечных панелей. Эта цена не учитывает стоимость транспортировки и монтажа. Для удешевления стоимости, давно надо было сделать акцент на создание собственной отрасли, связанной с ВИЭ, обязать национальные компании, министерства и структуры, ответственным за развитие индустрии и инноваций вести научно-конструкторские и инженерные разработки в этой области.
Для снижения тарифов необходимо наладить производство средств генерации в Казахстане. Необходимо разработать такую ветроэнергетическую установка, стоимость которой была бы меньше, но, при этом, чтобы она была способна дольше работать непрерывно. Тогда она могла бы больше производить, и окупалась бы не при 20-30 тенге за кВт-час, а на уровне тарифов для физических потребителей традиционных угольных и газовых электростанций — за 12-17,53 тенге, или даже меньше.

Читать также ...
Как женщины могут способствовать “зеленому” переходу

Ekonomist: Почему инвестиции в ВИЭ пока не выглядят привлекательными? Как это влияет на стоимость зеленой энергетики?

— На этом рынке существуют валютные и финансовые риски, риски нестабильности цен. В условиях продолжающейся мировой беспрецедентной финансово-экономической неопределенности становится абсолютно невозможно планировать. В связи с нехваткой воды в Казахстане возникли проблемы в сельском хозяйстве и животноводстве. В прошлом году внешний долг РК достиг 90% от ВВП или $160 млрд.

При отсутствии собственного производства в Казахстане, кроме нефти, цены на сырье будут нестабильны, что повлечет за собой снижение валютной выручки. Если тратить ее не только на потребительские товары, но и на импорт средств генерации ВИЭ, то тенге будет дешеветь, а тарифы дорожать. Если наращивать мощности ВИЭ за счет импорта иностранного оборудования, то правительству, в виду отсутствия новых рабочих мест, доходов и роста тарифов, придется все больше субсидировать рост энергопотребления и покрывать убытки инвесторов и производителей-импортёров иностранного оборудования за счет экспорта сырья. Все проекты в этой отрасли могут оказаться под угрозой окупаемости из-за изменения экономической конъектуры, нестабильности цен, девальвации. Тогда инвесторы будут вынуждены корректировать свои планы или просить помощи у государства.

Все амбициозные цели развития ВИЭ, которые декларируются в Казахстане, рано или поздно окажутся недостижимыми. Поэтому необходимо снижать валютные риски, через снижение валютной составляющей стоимости установки мощностей, которая бы оплачивалась местным производителям и поставщикам за тенге.

Ekonomist: Как государство помогает развитию ВИЭ?

— Меры поддержки ВИЭ были давно предложены государством. В их числе были и субсидии, специальные тарифы, бесплатное приоритетное выделение земли, налоговые льготы, льготы по транспортировке и диспетчеризация электроэнергии. Тарифы сейчас устанавливаются в ходе аукционных торгов.

Читать также ...
Билл Гейтс: Нельзя терять время

Однако в целом, можно сказать, что государственные меры помощи оставляют желать лучшего. Предложения компании «Эковатт» не известны или игнорируются правительством, несмотря ее участие в международной выставке ЭКПО-2017 «Энергия будущего». Больше внимания, даже на самом высоком уровне, в стране получили маломощные и дорогие вертикально-осевые ветряки, которые рассчитаны в лучшем случае на автономное электроснабжение отдельно стоящих зданий в степи или лесу. Инновационными у нас больше считаются ИТ-компании и финтех. Эти безусловно важные информационные технологии никак не решают проблем производства не только чистой энергии, но традиционных товаров массового потребления. Они больше направлены на быстрое обогащение в сфере банкинга и финансов.

Ekonomist: Каковы, по вашему мнению, предпосылки для развития ВИЭ в Казахстане?

— У нас огромный потенциал для развития ВИЭ, которому до сих пор не уделяется внимание. Упирается в то, что мы ничего не производим, а все инвестируем и субсидируем иностранных производителей. Собственное производство остается неразвитым, как и фондовый рынок. Большие предпосылки для развития генерации ветровой электроэнергии есть в Джунгарских воротах, Ерейментау, Шелекском коридоре. Имеются большие площади и резервы возобновляемой ветровой энергии, которые позволили бы диверсифицировать источники энергии, использовать ее для решения проблем водоснабжения, производства водорода и экспорта за рубеж.

Но они не получают более выгодного для экономики страны развития из-за неразвитости собственной промышленности и игнорирования инновационных предложений для рационального использования ВИЭ и водных ресурсов. Существует огромная проблема с квалифицированными научными и техническими кадрами в области энергетики. Старые специалисты уходят, новые находят себя в более модных, востребованных и хорошо финансируемых отраслях, или же вообще уезжают из страны и предпочитают не возвращаться в Казахстан.

Между тем, все больше обостряются проблемы, связанные с общей угрозой изменения климата Земли, потерей лесов и растительности, массовой гибелью животных и широкому распространению крупных пожаров и наводнений. Однако, ни в коем случае нельзя использовать экологические проблемы в односторонних политических и финансовых целях. Казахстан, который мог бы внести большой вклад в собственную энергонезависимость и устойчивое развитие всего мира, уже упустил много времени и потратил много денег на заведомо ненужные имиджевые и убыточные проекты.

Мария Галушко