Виктория Нем, исследовательница PaperLab

Критерии качественного среднего образования в Центральной Азии

2020 год оказался непростым годом для многих государств, и страны Центральной Азии не стали исключением. Пандемия обнажила уязвимые точки в государственных системах и также актуализировала вопрос образовательного неравенства в регионе.

Всеобщее право на получение среднего образования закреплено в конституциях стран Центральной Азии, благодаря чему в регионе достигнут высокий охват детей школьным образованием. Однако вопрос о качестве образовательных услуг в государственных школах все еще остается открытым.

Такие системные факторы, как демографический рост, недостаточная цифровая грамотность как у школьников, так и у педагогов, низкая престижность профессии учителя, хроническое недофинансирование в обычных государственных школах способствуют снижению качества школьного образования. На фоне этих процессов разрастается сеть частных и государственных экспериментальных школ, которые становятся «пылесосом», высасывающим талантливых педагогов и учеников из обычных школ.

Зачастую такие образовательные учреждения получают диспропорционально больше финансирования и ресурсов от государства. В результате формируется система образования, в которой одновременно функционируют как элитные и малодоступные школы, так и обычные государственные школы, в которых качество предоставляемого образования в разы ниже.

Ввиду этих реалий возникает потребность в изучении и измерении проблемы неравенства в доступе к качественному образованию в Центральной Азии как для улучшения понимания проблемы образовательного неравенства в регионе, так и для разработки более действенных политик по его снижению.

В ходе дискуссии, проведенной на площадке PaperLab, эксперты и исследователи в сфере образования вместе с представителями гражданского общества и государственных органов обсудили представленный Индекс неравенства доступа к качественному образованию (Index of Disparity in Access to Quality Secondary Education (IDAQSE)). Данный индекс был разработан группой исследователей из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана в рамках исследовательского проекта «Новые грани образовательного в странах Центральной Азии: от измерения проблемы к изменениям политик», реализуемого Исследовательской группой PaperLab при поддержке Фонда Сорос-Казахстан.

Читать также ...
Дети не в приоритете: что не так в политике сокращения детской бедности в Казахстане? 

Доступность данных

Особенность данного индекса заключается в том, что он отражает не только разницу между изучаемыми странами, но и различия между регионами внутри каждой из стран Центральной Азии. Однако, как было отмечено в ходе дискуссии, в подобных исследованиях одним из ключевых барьеров становится доступность данных.

«Данные – это золото, и этого золота нам немного не хватало в процессе этого исследования,» — говорит Камила Ковязина, независимый социолог и одна из авторов индекса. Исследователи столкнулись с тем, что данные, которые доступны в Казахстане, в других странах Центральной Азии либо отсутствуют, либо собираются с разной периодичностью и по другой методике, что значительно осложняет процесс сопоставления данных. В связи с недоступностью некоторых данных, количество показателей в индексе было сокращено в два раза, с 22 до 11 показателей.

При этом, как отмечает эксперт, даже в случае доступности показателей их качество может ставиться под сомнение из-за формальности предоставленных данных, которые не отражают реальное состояние вещей в образовательной системе. Например, по данным статистики 60% казахстанских школ создали условия для инклюзивного образования. По словам экспертов, под «условиями» понимается сооружение пандуса при входе, наличие специального туалета и дорожек для слабовидящих. При этом проблема доступа на 2-й или 3-й этаж не решена, пандусы в инклюзивных школах не эргономичны, а сама инклюзия реализуется через создание спец-классов для детей с особыми потребностями. Таким образом, в реальности большинство школ приспособлены только для определенного типа детей с особыми потребностями, таким образом не являясь по-настоящему инклюзивными.

Читать также ...
Особенности потребления и финансового поведения казахстанцев

Уровень развития ИКТ

В других странах Центральной Азии наблюдается похожая ситуация. Эксперт в области образования из Таджикистана Шодибег Кодиров в ходе выступления отметил, что официальные данные по ИКТ являются достаточно проблематичными. Школа может быть оборудована только устаревшей компьютерной техникой, либо Интернет может быть подключен только в кабинете директора школы, но при этом такая школа будет проходить в официальной статистике и документах как оснащенная необходимым компьютерным оборудованием и Интернетом. Соответственно, при использовании таких данных страдает и достоверность полученных результатов.

В целом уровень развития ИКТ особенно актуален в регионе в связи со стремительным переходом школ на дистанционное образование в условиях пандемии, говорит Данияр Кусаинов, политолог и исследователь PaperLab. Внедрение информационных технологий призвано решить многие проблемы образовательного неравенства, однако результаты исследования указывают на различия как в финансовой доступности Интернета между странами, так и в уровне обеспеченности семей компьютерной техникой. Как отметил эксперт, в 2019 году в Кыргызстане только 12,4% домохозяйств имели компьютер, в то время как в Казахстане этот показатель составлял 80%.[1] 100-мегабитный Интернет, по данным аналитики сайта Picodi.com, стоил более 50 долларов США в Узбекистане, 35 долларов в Кыргызстане, и около 11 долларов в Казахстане; в Таджикистане такая скорость Интернета была малодоступна для населения.[2] Таким образом, в странах Центральной Азии ИКТ-условия изначально неоднородные, что стоит учитывать при интерпретации результатов.

Использование индекса для выявления проблем на уровне регионов

Однако, по мнению экспертов, главное предназначение индекса не в том, чтобы сравнивать страны Центральной Азии друг с другом, а в том, чтобы внутри каждой страны выявить проблемные регионы по конкретным показателям и вносить соответствующие корректировки. С этой целью при разработке индекса было решено сделать фокус в основном на те индикаторы, которые могут быть отрегулированы с помощью государственной политики.

Читать также ...
Коронавирус и казахстанское общество: что изменится?

«Индекс может использоваться как инструмент измерения неравенства в распределении ресурсов в сфере образования и систематического выявления наименее благополучных регионов. Сейчас мы это делали на основе для регионов первого уровня — областей. Но, если бы у нас были данные на уровне районов, то можно было бы делать анализ еще более точечно» — говорит Камила Ковязина.

С таким видением согласен независимый эксперт в области образования из Кыргызстана Мырза Каримов, который в ходе выступления подчеркнул, что результаты таких исследований не только выдвигают на первый план существующие проблемы неравенства в образовательной системе, которые в ином случае могут быть проигнорированы государством, но и дают обоснование для развития и улучшения систем сбора и прозрачности официальных данных. Это мнение поддержала независимый эксперт Эльвира Сагинтай, заметив, что «индикатор показывает только цифры, качество, но это должно служить основанием для дальнейшей реформы и движения».

Директор Департамента международных сопоставительных исследований АО ИАЦ Айгерим Копеева также прокомментировала потенциал индекса не как рейтинга, а как инструмента сбора данных, где «авторы индекса могут послужить инициаторами сбора данных или разработки рамки сбора таких данных».

При этом эксперт отметила важность участия стран Центральной Азии в международных сопоставительных исследованиях, таких как PISA и TIMMS, по следующим причинам.

Во-первых, это позволяет странам оценить уровень образования их учащихся относительно других стран, с целью дальнейшего выявления и решения ключевых проблем, которые влияют на результаты. В качестве примера эксперт привела совместное исследование с Центром анализа и стратегии “Белес”, целью которого было выявление причин отставания Казахстана в международных исследованиях. Одной такой ключевой проблемой стало отсутствие четкого фокуса на проблемах образования, то есть отсутствие страновой республиканской стратегии конкретно по повышению качества образования.

Читать также ...
Почему не все девочки ходят в школу?

Во-вторых, участие в международных исследованиях генерирует огромный массив данных как об уровне компетенции и знаний учащихся, так и о других контекстных аспектах, таких как социально-экономический статус и уровень благополучия учащихся, которые могут быть использованы для вторичного анализа.

Рекомендации экспертов

Вторая половина дискуссии была посвящена обсуждению усовершенствования индекса с учетом доступности данных и применения дополнительных методов исследования, в ходе которого эксперты выразили рекомендации по улучшению и развитию индекса.

Первой рекомендацией стало расширение количества индикаторов, используемых при расчете индекса. По мнению Серика Ирсалиева, заместителя Председателя Совета директоров и управляющего директора Международного научного комплекса «Астана», для того, чтобы повысить весомость результатов индекса неравенства, в него стоит включить не только входящие индикаторы, но и исходящие индикаторы по качеству образования, которые помогут отследить влияние таких факторов, как качество учителей, состояние инфраструктуры и ИКТ-среды, условий обучения. Помимо исходящих индикаторов, директором центра инклюзивного образования НАО имени Ы. Алтынсарина Лаурой Бутабаевой было также внесено предложение дополнить индекс показателями по инклюзии и безбарьерной среде в школах, чтобы учесть доступ к образованию у детей с особыми потребностями, которые зачастую обучаются на дому из-за отсутствия надлежащей инфраструктуры. Айгерим Копеева отметила, что будет полезным также изучить опыт и методологию международных сопоставительных исследований для адаптации индекса с целью улучшения качества данных.

Эксперты также посоветовали включить в анализ другие постсоветские страны, чтобы через сравнение выявить влияние отдельных показателей на качество образования. Такой рекомендацией поделилась Ирина Смирнова, депутат Мажилиса Республики Казахстан. Как отметила депутат, сравнение с такими странами, как Эстония, которая показывает хорошие образовательные результаты, позволит определить, как отдельные факторы (т.е. обеспеченность школ компьютерами, уровень финансирования, уровень зарплаты учителей) на самом деле влияют на качество образования.

Читать также ...
Минус $44 млрд: какие потери понесет Центральная Азия от локдауна в образовании?

Комментируя качество образования в целом, экспертами были предложены следующие шаги. Первое, система образования нуждается в реформе, которая поможет школам стать уравнителем социальных факторов, а не разделителем на социально успешных и неблагополучных. Например, говорит г-н Ирсалиев, учреждение программ государственного уровня на поддержку академически отстающих детей и детей из социально-уязвимых слоев, а также программы поощрения учителей и педагогов, которые уделяют внимание таким детям, должно стать первым шагом. На сегодняшний день таких программ не существует, так как государственные программы поддержки в основном направлены на одаренных детей и учителей, готовящих школьников для олимпиад и международных конкурсов, которые изначально имеют больший доступ к качественному образованию и дополнительным академическим ресурсам.

Второе, система нуждается в пересмотре инклюзивной модели образования, которая на данный момент основана на медицинских показателях и не учитывает детей, которые в эту категорию не входят, но при этом нуждаются в особых условиях обучения.

В заключение эксперты также выдвинули на рассмотрение вопрос усиления роли мужчин в образовательных процессах для достижения гендерного баланса среди преподавательского состава в учебных заведениях.

Дискуссия проводилась общественным фондом PaperLab при поддержке Фонда Сорос-Казахстан и Евразийской программы Open Society Foundation. Финальный отчет по исследованию, который помимо Индекса включает в себя анализ экспертных интервью и фокус-групп с родителями и учащимися, будет доступен для ознакомления на официальном сайте PaperLab.