Устойчивые инвестиции – при которых инвесторы оценивают не только финансовые и операционные показатели бизнеса, но также социальные, экологические и управленческие риски (ESG) – в последние несколько лет набирают популярность.

Инвесторы видят положительную связь между отдачей от инвестиций и ESG-факторами. Регуляторы (особенно европейские) также активно поддерживают этот тренд, вводя новые требования и для институциональных инвесторов, и для бизнеса. Оценка ESG-рисков инвесторами становится важным фактором движения капитала.

Пандемия COVID-19 может усилить этот тренд, об этом говорит недавний опрос инвесторов, проведенный компанией JPMorgan. Более 50% опрошенных сказали, что пандемия придаст позитивный импульс для ESG в течение следующих трех лет. Как отмечают эксперты JPMorgan, влияние кризиса COVID-19 на реальную экономику и финансовую систему подчеркивает границы большинства применяемых сегодня моделей прогнозирования, которые плохо справляются с нелинейными, сложными системными рисками. 

Анализ финансовых и операционных показателей не отражает всей картины рисков, и нужно смотреть на более широкую панораму бизнеса.

 

Инвестор заинтересован

Важным сдерживающим фактором развития устойчивых инвестиций, является недостаток ESG-данных от бизнеса для проведения оценки. Поэтому запрос на “нефинансовые раскрытия” стремительно усиливается, и уже трудно представить крупный бизнес, имеющий листинг в ЕС, например, который не имеет ESG-отчета в дополнение к финансовым отчетам. От этого отчета зависят взаимоотношения с инвесторами, которые придают особое внимание качеству оценки ESG-факторов.

В Казахстане раскрытие ESG-информации в последние годы только начинает развиваться. Это в значительной мере связано с тем, что казахстанский бизнес пока недостаточно активно контактирует с зарубежными рынками капитала. 

Главным двигателем тренда на повышение прозрачности казахстанских компаний остается  Казахстанская фондовая биржа (KASE). В начале 2020 года KASE ужесточила требования к содержанию годовых отчетов, которые должны публиковать листинговые компании, существенно расширив перечень требуемой информации по вопросам управления персоналом (социальная сфера), охраны окружающей среды (экологическая), и корпоративного управления. KASE внедрила ряд передовых мировых стандартов в свои требования для листинговых компаний, что будет важным фактором движения казахстанского бизнеса в сторону прозрачности, в ее текущем глобальном понимании. Однако листинговые компании РК пока представляют собой ограниченный срез казахстанского бизнеса.

Вторая группы компаний, которые активно двигаются в направлении раскрытия ESG-информации – квазигосударственный сектор или организации входящие в крупные национальные холдинги, такие как ФНБ «Самрук-Казына» и НУХ «Байтерек». Холдинги сами проявляют инициативу по внедрению принципов устойчивого развития в работу своих портфельных компаний и предъявляют к ним требования по раскрытию информации. 

В 2019 году Рейтинговое агентство «QRA» готовило рейтинг раскрытия ESG-информации в корпоративной отчетности казахстанских компаний. В топ-20 рейтинга 12 компаний представляли национальные государственные холдинги.

Также как и в случае листинговых компаний, раскрытие ESG-информации квазигосударственным сектором не всегда является качественным. 

Однако, важно уже то, что компании, раскрывающие ESG-информацию, появляются и их число растет. Это необходимо для создания критической массы, после достижения которой нефинансовая отчетность станет нормой и для казахстанского бизнеса, как это становится для европейского.

Случаи, когда компании, не входящие в две верхних группы, также проявляли инициативу и начинали готовить ESG-отчеты в Казахстане исключительно редки, но есть. К таким компаниям в частности, относятся «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» и Eurasian Resources Group.

 

Читать также ...
Как жить с пандемией COVID-19?

Персонал +, неравенство —

Ежегодно Рейтинговое агентство «QRA» анализирует практически все годовые отчеты выходящие в Казахстане, в том числе оценивается раскрытие ESG-информации. Из всех тем ESG лучше всего пока раскрытие экологических вопросов у нефинансового сектора, особенно у компаний горно-металлургической промышленности и энергетики. 

Это, вероятно, связано с тем, что многие промышленные компании и так были вынуждены мониторить основные экологические показатели (такие как выбросы в атмосферу) и предоставлять их регуляторам. Для представителей ГМК не составило труда включить эти данные в публичную отчетность, а вот финансовый сектор, например, коммерческие банки, с раскрытием экологических вопросов справляется не самым лучшим образом. 

Вероятно, дело в том, что их влияние на экологию ранее никак и никем не оценивалось, поэтому они оказались не готовы к необходимости подобных раскрытий. Из экологических тем казахстанский бизнес пока не перенял стандарты освещения вопросов влияния изменений климата на бизнес-модель и поддержки перехода к низкоуглеродной экономике. Эта тема теперь доминирует в отчетах компаний на глобальном рынке, но слишком нова для казахстанского бизнеса.

В социальных аспектах казахстанские компании чаще всего освещают сферу управления персоналом. Это справедливо, именно кадровая политика для многих компаний является главным аспектом влияния на общество. 

Чего явно нет в Казахстане, так это освещения вопросов обеспечения равных возможностей для сотрудников из разных социальных групп, например, гендерных или возрастных. 

В Казахстане некоторые компании пытаются раскрывать показатели из этой серии, но всегда видно, что за ними не кроется никакой реальной политики равных возможностей, а этот вопрос на глобальных рынках в числе приоритетных.

В освещении вопросов корпоративного управления при раскрытии ESG-информации экспертов и инвесторов в первую очередь интересует, как вопросы социальной и экологической повестки (E&S) интегрированы в работу топ-менеджмента. Как совет директоров компании, например, взаимодействует с заинтересованными сторонами, и что делает, чтобы решения принимались с учетом их интересов? Кто принимает решения в компании, скажем, по экологическим вопросам, и как отслеживается результативность менеджмента? Опять же, несмотря на отдельные попытки, раскрывать подобные элементы, почти всегда видно, что вопросы E&S на самом деле менеджмент почти никак не затрагивает.

Тут мы подходим к главному фактору – качество раскрытия ESG-информации. За хорошим раскрытием всегда стоит высокий уровень бизнес-практики. И если в компании нет механизма управления рисками и возможностями в сфере социальных, экологических и управленческих вопросов, то хорошей отчетности на эту тему не получится.

Несмотря на имеющиеся трудности в росте устойчивых инвестиций на мировом рынке, тренд очевиден, и мало что может изменить текущие смещение фокуса инвесторов с финансовой информации на нефинансовую. Бизнесу следует как можно скорее задуматься над эволюцией своей корпоративной отчетности, и обязательно перейти к действиям.