Главный инструмент для попадания Казахстана в топ-30 наиболее развитых стран – экономический рост. Высшие чиновники РК неоднократно указывали, что для выполнения этой задачи необходимо обеспечить в среднесрочной перспективе выход на темпы роста ВВП не менее 5% в год. Эта задача кочует из выступления в выступление. 

“Для достижения 5-процентного роста ВВП объем инвестиций в основной капитал должен составить 30% от ВВП к 2024 году”, – заявил президент РК Касым-Жомарт Токаев в ходе расширенного заседания правительства 24 января этого года. 

На том же заседании премьер-министр Аскар Мамин отчитался о росте экономики по итогам 2019 года в 4,5%. Казалось бы, заветная цель близка. Однако до 5-процентного роста казхстанская экономика в ближайшие три года точно не дотянется. 

 

Кардиограмма роста

В прогнозе социально-экономического развития на 2020-2024 годы (от декабря 2019 года), подготовленном Министерством национальной экономики РК, отражен последовательный рост ВВП страны к 2024 году до 4,7%. 

“Экономика Казахстана будет развиваться на фоне умеренных темпов роста мировой экономики, постепенного увеличения спроса, а также сохранения умеренных цен на сырьевые товары. В то же время ожидается устойчивая и поступательная экономическая динамика за счет более высокого увеличения валового накопления, умеренного и устойчивого роста потребления населения и экспорта”, – указано в прогнозе. 

Однако оптимизма казахстанских властей не разделяют в международных организациях. В последнем издании Глобальных экономических перспектив (Global Economic Prospects, январь 2020 года) Всемирного банка прогнозируется замедление роста ВВП РК с 4,1% в 2018 году до 3,7% в 2020 году; в 2021 году ВБ ожидает от экономики Казахстана ускорение до 3,9%, но уже в 2022 году последует замедление до 3,7%. 

В докладе МВФ по итогам консультаций с властями страны по ее экономическому состоянию (январь 2020 года) прогноз на ближайшие годы чуть менее оптимистичный: в 2020 году ВВП РК вырастет лишь на 3,6%, годом позже – на 3,8%, а в 2022 году замедлится до 3,4%.

 

Читать также ...
Добровольцы за 1,5 млрд: как “похудеет” бюджет РК благодаря Году волонтера

Потому что без нефти

Доклад МВФ по итогам консультаций с властями – документ, который готовится ежегодно. В этом году представители МВФ проводили консультации с 30 октября по 12 ноября в Алматы и Нур-Султане, а в списке чиновников, с которыми были проведены встречи – премьер Мамин, председатель Нацбанка РК Ерболат Досаев, министр национальной экономики Руслан Даленов. Документ был опубликован 29 января 2020 года. 

Эксперты МВФ отмечают, что рост экономики РК в 2019 году поддержал высокий внутренний спрос, который был обеспечен инвестициями крупных нефтегазовых компаний в проекты развития, а также возросшими расходами правительства и домохозяйств. Домохозяйства тратили активнее в том числе благодаря возросшим объемам потребкредитования. Платежный баланс ухудшился из-за снижения цен на нефть и роста импорта. Инфляция осталась в коридоре, заявленном НБРК (4-6%), обменный курс был относительно стабилен. 

В ближайшие годы, прогнозируют в МВФ, рост замедлится в основном из-за стабилизации объемов добычи нефти, при этом рост ненефтяного сектора будет более устойчивым. Негативно на темпы роста могут повлиять торговые противоречия между ведущими экономиками мира и волатильность цен на биржевые товары. 

Нефть – драйвер экономического роста, и эксперты МВФ не стесняются об этом говорить. В прогнозе Минэка указано, что в ближайшие два года объемы добычи будут сохраняться на уровне 90-91 млн тонн. Рост добычи произойдет лишь к 2023 году, когда, после завершения проектов расширения на Тенгизе и Кашагане, планируется выйти на уровень добычи в 100 млн тонн в год. 

В годы замедления экономического роста – в 2020-2022 годы – прибавку ВВП будет обеспечивать ненефтяной сектор. По прогнозам МВФ диапазон роста ненефтяного сектора в этот период составит 4,8, 4,5 и 4,3% соответственно. По ожиданиям МНЭ РК, на уровне выше странового ВВП в 2020-2022 годы будут расти обрабатывающая промышленность, торговля, строительство и сельское хозяйство (в диапазоне от 4,6 до 6,3% в год), а остальные ключевые отрасли будут показывать динамику от 0,1% (электроснабжение) до 3,2% (транспорт) и 3,7% (информация и связь). 

 

Читать также ...
Мемлекеттік бюджет: қоғамдық игілік, дефицит пен профицит

Ниже темпы – выше профицит

Если правительство РК все еще ориентируется на прогноз МНЭ, то замедление роста ВВП в 2020-2022 годы пока не попало в его повестку дня. Отреагирует ли как-то правительство, если вопрос замедления роста все же перед ним поставят, сказать сложно. 

Во-первых, темпы роста в интервале 3-4% – это вполне приемлемый для нашего кабмина рост в последние 5 лет. Во-вторых, цель, о которой говорил президент, должна быть выполнена к 2024 году, а поэтому динамика ВВП ниже 5% в 2020-2022 годах правительство вряд ли будет волновать. Чиновники в таких делах предельно точны. 

Судя по тем параметрам, которые заложены в прогноз МВФ, ожидать применения инструментов контрциклической политики не следует. Доля расходов правительства к ВВП сократится с 20,1% ВВП в 2019 до 19,4% ВВП в 2022 году. 

Трансферт из Нацфонда РК (НФ) расширять не планируется, его объем в результате реализации социальных инициатив первого президента Нурсултана Назарбаева и так на высоком уровне: по 2,7 трлн тенге в 2020-2021 годы и 2,6 трлн – в 2022 году. Для сравнения, в период рецессии 2015-2016 годы трансферт из НФ составил 2,5 и 3,2 трлн тенге соответственно. 

Нефтяные доходы к 2022 году (по сравнению с 2019) снизятся с 6,8 до 5,8% ВВП. В то время как поступления от ненефтяной части экономики вырастут с 13,7 до 14,9%. Поступления от основного для бюджета налога – налога на добавленную стоимость за этот период вырастут с 3,7 до 4,3% к ВВП, то есть структурно – почти на 20%. 

Всего из ненефтяной части экономики в ближайшие три года планируется извлечь в виде налогов дополнительно около 7,6 трлн тенге (расчеты автора по данным МНЭ). 

Итогом налоговой стабилизации, как подсчитали эксперты МВФ, будет переход к профицитному бюджету – после -0,2% ВВП в 2019 году до 1,3% ВВП в 2022 году. 

В МВФ такой подход одобряют: “Фискальная консолидация должна продолжаться. После смягчения требований, которое произошло в 2019 на фоне увеличившихся расходов на социальные инициативы, возвращение к политике консолидации потребует времени. […] Усилия по увеличению эффективности госрасходов и упразднение неэффективных программ приветствуется также как и продолжающиеся действия по улучшению администрирования налоговых поступлений. Устранение изъятий и налоговых каникул поможет расширить налоговую базу. Изменения налоговой политики (НДС, налоги на доходы) следует изучить на предмет справедливости и прогрессивности и достижения амбициозных целей по увеличению поступлений”. 

Крупный бизнес страны изменения коснутся, но вряд ли будут чувствительными. Он останется главным налогоплательщиком, а инициативы вроде горизонтального мониторинга даже сократят издержки компаний, которые могут возникнуть в результате традиционных проверок. 

Для микро- и малого бизнеса Казахстана фискальная стабилизация означает усиление контроля (через ввод обязательного применения онлайн-ККМ), а также фактическую ликвидацию спецрежима работы по патенту, снижение порога постановки на НДС и внедрение норм, которые должны обеспечить поступления в бюджет задним числом.

Издержки малых предприятий вырастут, и поэтому вполне закономерно, если этот класс предпринимателей будет считать, что рост экономики правительство обеспечивает за счет них.