Решение о введении чрезвычайного положения президент РК Касым-Жомарт Токаев принял в воскресенье, 15 марта. На эту меру казахстанские власти пошли после того, как Всемирная организация здравоохранения признала коронавирусную инфекцию (COVID-19) пандемией.  

Режим ЧП вводится на срок с 16 марта по 15 апреля 2020 года. На этот период приостанавливается деятельность торгово-развлекательных центров, кинотеатров, театров, выставок и других объектов с массовым скоплением людей. 

В списке основных целей казахстанского правительства на этот срок помимо мер санитарно-эпидемиологической защиты также значится контроль достаточности потребительских товаров и стабильность цен на них. Кроме того, государство пообещало помочь бизнесу пережить этот непростой период. 

Разберемся, как именно правительство Казахстана видит поддержку бизнеса и экономики в общем. 

 

Противовирусная терапия

Первое, что фиксирует государство в связи с главным фоновым фактором пандемии COVID-19, обвалом нефтяных цен, снижение темпов роста экономики. Минэк прогнозирует замедление с ожидаемых 4,1% до 2,0%. Замедление деловой активности в частном секторе придется компенсировать государству. И инструмент для этого в конечном счете один – бюджет. 

В своем обращении 16 марта президент Токаев заявил, что бюджетные расходы будут переориентированы “на те направления, которые дадут максимальный эффект для обеспечения занятости и бизнеса”. 

“На поддержание отечественных предпринимателей и создание новых рабочих мест будет выделено не менее 300 млрд тенге, – заявил глава государства. – Для наполнения внутреннего рынка и стимулирования производства будет увеличено финансирование программы «Экономика простых вещей»”. Он также добавил, что “нельзя допустить снижения уровня кредитования бизнеса.

В тот же день президент поручил правительству определить:

1)  налоговые ставки, порядок определения налоговой базы, объектов налогообложения, налогового периода и исполнения налоговых обязательств для отдельных налогоплательщиков;

2) категории этих самых “отдельных налогоплательщиков”;

3) особый порядок формирования, уточнения и исполнения государственного бюджета;

4) специальный порядок государственных закупок.

Свои предложения Минэк представил на следующий день. Если новый, поддерживающий казбизнес, формат госзакупок чиновники пока не разработали, то с налогами разобрались.  

Глава ведомства Руслан Даленов сообщил о намерении освободить крупные объекты торговли, кинотеатры, театры, выставки, спортивные объекты (причем предприятия могут быть зарегистрированы как в форме юрлиц, так и индивидуальных предпринимателей) от налога на имущества сроком на один год. 

Еще одно предложение – приостановить начисления пени на один квартал, перенести срок налоговой отчетности за 3 квартал. Рассматривает Минэк и такую меру поддержки: “в текущем периоде снизить число проверок среднего бизнеса”.

Поддержать бизнес готовы и налоговики. 17 марта КГД МФ РК сообщил о следующих мерах поддержки: 

– отсрочка на 30 календарных дней на декларации юридических и физических лиц, срок представления которых приходится на период действия чрезвычайного положения;

– отсрочка по задолженности и приостановление начисления пени при чрезвычайном положении. Правда, чтобы получить отсрочку, необходимо предоставить залоги или банковские гарантии. В КГД сообщают, что рассматривают механизм, “который упростит получение отсрочки на период действия чрезвычайного положения и позволит не начислять пени на возникающие налоговые обязательства”. 

– приостановлено направление уведомлений по результатам камерального контроля, минимизировано количество налоговых и таможенных проверок с выездом на объекты;  

– вопросы административной ответственности будут рассмотрены после окончания сроков чрезвычайного положения.

“Другие меры поддержки не рассматриваются”, – заключили в КГД и напомнили: налоги по зарплате должны быть выплачены до 25 апреля. 

Второй фактор, который является следствием неопределенной ситуации в экономике и ослаблением тенге – инфляция. 16 сентября президент предоставил правительству право устанавливать предельные тарифы и цены на продовольственные и другие товары, необходимые для бесперебойного жизнеобеспечения населения и экономики, а также определять порядок ввоза и вывоза критически важных для населения и экономики страны товаров.

Третий фактор – способность компаний и населения обслуживать кредиты. Глава Агентства по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) Мадина Абылкасымова 17 марта сообщила, что на период ЧП “и в дальнейшем на законодательном уровне будет введен запрет на начисление вознаграждения при просрочке свыше 90 дней по всем беззалоговым потребительским займам физических лиц”. 

«Для восстановления кредитной истории физических лиц будет предусмотрена возможность для заемщика по исправлению негативной кредитной истории в случае погашения более 50% просроченной задолженности в течение 12 месяцев и последующего исполнения обязательств”, – отметила г-жа Абылкасымова.

 

Читать также ...
Медленно, но больно: снижение темпов роста в 2020-2022 совпадает с фискальной консолидацией

Чем мог – помог?

Прежде чем анализировать предложенный правительством пакет мер, подчеркнем: меры, на которые пошли казахстанские власти, нестандартны и призваны обеспечить безопасность большинства граждан. Забота о бизнесе в таких условиях по определению уходит на второй план. 

Судя по анализу мер поддержки, который объявили казахстанские власти по состоянию на конец дня 17 марта 2020 года, главным инструментом поддержки большей части отечественных предпринимателей будет снижение административной нагрузки. Деньги получит лишь крупный бизнес, да и то не весь.   

Итак, по порядку.

Государство выделит около 300 млрд тенге на поддержание занятости. Деньги в экономику пойдут по обновленной программе “Дорожная карта занятости”. «Будет создано 120 тыс. рабочих мест за счет реализации новых инфраструктурных проектов в регионах, отобранных на основе результатов проведенного скрининга”, – заявил г-н Даленов. 

Это значит, что финансирование получат в основном строительные компании, но не собственники тех предприятий, что закроются в результате введения режима ЧП. 

Правительство планирует выдать больше субсидированных кредитов по программе импортозамещения “Экономика простых вещей”, куда заливают дополнительно 400 млрд тенге. Однако объектами кредитования по этой программе являются производственные компании в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности, а не сфера услуг, которая в первую очередь страдает из-за режима ЧП. Кроме того, условия программы прописаны так, что участвовать в ней может лишь предприятие, находящееся в стабильном финансовом состоянии. На программу оздоровления пострадавшего от кризиса бизнеса “экономика простых вещей” никак не тянет. 

С измененным механизмом госзакупок пока ясности нет. Однако казахстанские поставщики и без специальных преференций присутствуют во всех нишах, в которые могли бы или хотели включиться. В последние годы государство повышало барьеры для входа на рынок госзакупок, чтобы исключить недобросовестных поставщиков. Опустить планку качественных требований было бы шагом назад. 

 

Меры “налогового стимулирования” вряд ли окажут бизнесу ощутимую поддержку. 

Освобождение от налога на имущество будет удовлетворительно воспринято собственниками ТРЦ, но может быть неактуально для многих кинотеатров, которые арендуют площади в тех же ТРЦ. Отсрочка по выплате налогов (кроме налогов на фонд оплаты труда), несколько поддержит компании, попавшие под удар нового кризиса, а вот отсрочка по сдаче налоговых деклараций вряд ли существенно улучшит состояние бизнеса.

Контроль инфляции через выставление предельных цен на продовольствие – механизм, возможно, и действенный в экстренной ситуации, но противоречивый. В этом режиме местные исполнительные органы работают с кризиса 2015-2016 годов, но пока очевидных успехов не заметно. Сгладить динамику продовольственной инфляции не удается: если за 2018 год продукты питания выросли на 5,1%, то в минувшем году рост был 9,6%.

Ограничение экспорта и импорта важнейших товаров казахстанские власти также применяли и раньше, но без особого успеха. Одних ограничительных мер недостаточно, а меры по развитию локального производства, регулирования отраслевых рынков и товаропроводящих цепочек – это задачи, которые мы не смогли решить в долгосрочной ретроспективе, а оперативно с этим справиться не получится. 

Освобождение физических и юридических лиц от штрафов и пени по кредитам строго говоря нельзя причислить к антикризисным мерам правительства, поскольку штрафовать, начислять пени и неустойки в случае форс-мажора (обстоятельств непреодолимой силы), к которому относится и режим ЧП, кредитор и так не может по гражданскому кодексу РК (см. ст 359; г-жа Абылкасымова это упомянула в своем докладе).

 

Читать также ...
COVID-19 и экономика: как эпидемия коронавируса повлияет на Казахстан?

Курс и люди

Несмотря на достаточно развернутый пакет мер, осталось несколько направлений, по которым курс правительства остается неясным. 

После “черного понедельника” 9 марта 2020 года президент Токаев пообещал, что НБ РК и правительство будут содействовать валютно-финансовой стабильности. В понедельник 16 марта казахстанский ЦБ объявил, что не будет расходовать резервы на поддержание курса тенге. В итоге курс тенге ушел с отметки 405,46 тенге/доллар на 434,59 тенге/доллар – коррекция на 7,2% за один день. Это произошло на фоне опустившихся к 30 долларам за баррель ценам на нефть марки Brent, однако влияние на ситуацию с курсом заявления НБ РК также исключать не следует. 

Понятно, что решение Нацбанка вполне обоснованно, если рассматривать его в долгосрочной перспективе, но нервозности текущей ситуации оно безусловно добавило. 

 

Как будет строиться “содействие валютно-финансовой стабильности” дальше – этот вопрос остается. 

В мерах, которые опубликованы на 17 марта, не предусмотрены прямые денежные выплаты той части работников, предприятия которых были вынуждены приостановить деятельность.

Как будут поддерживать работодателей – понятно. Как поддержат граждан, оставшихся без дохода – об этом правительство пока молчит.