Миграция – это не просто механическое перемещение населения в пространстве. Внутренняя миграция «город – село», прежде всего, смена социального статуса, когда сельские жители становятся горожанами. Это также и показатель социальной мобильности. 

Международным мигрантом считается гражданин, прибывший на постоянное место жительства из-за рубежа, а также гражданин, проживающий не в той стране, где он родился.

В последнем Рейтинге стран мира по количеству и удельному весу международных мигрантов, включающем 228 государств- членов ООН и управляемых территорий, Казахстан занимает 16 место.

Миграция — обычное дело?

Миграция играла большую роль на всех этапах истории Казахстана. Все ключевые события и процессы в Казахстане второй половины XV – начала XX вв. сопровождались масштабными миграциями населения, и в период Казахского ханства, и в составе Российской империи. 

В советский период примерами масштабных миграций стали массовая откочевка казахов в Узбекистан, Россию, Китай в период голода 1932-1933 годов, оргнаборы рабочих со всех концов СССР на строительство заводов в ходе форсированной индустриализации 1930-х. Накануне и в период Великой Отечественной войны в Казахстан были депортированы корейцы, немцы, турки, чеченцы, ингуши, представители других репрессированных народов. В период войны была организована эвакуация населения из европейской части Советского Союза в Казахстан. Значительным был приток населения в освоение целины в 1954-1960 годы

В сравнении с 1960-1980 годами после обретения независимости резко возросли масштабы как внешней, так и внутренней миграции.

Внешняя миграция была больше связана с геополитическими «тектоническими» по масштабам сдвигами, сопровождавшими распад Советского Союза. Наиболее значима, особенно в первой половине 1990-х была эмиграция на историческую родину: русских и русскоязычных – в Россию, немцев – в Германию. С начала 1990-х и до развертывания мирового финансового, экономического кризиса 2008 года, сказавшегося и на Казахстане, огромный размах приобрела этническая репатриация казахов.

Внутренняя миграция и ее масштабы были обусловлены не столько политикой, сколько экономикой. Происходило не только становление новой государственности, государственных институтов РК, но и смена всей общественной системы, прежде всего – смены экономической системы. В первой половине 1990-х в условиях экономического кризиса, гиперинфляции (в 1994 году инфляция составила 1258%) и других издержек «шоковой терапии» перехода к рыночным отношениям, большие массы сельских жителей устремились в города, жители одного региона (области) – в другой. 

В постсоветский период векторы и масштабы внутренней миграции населения в стране были обусловлены региональными различиями рынка труда, занятости, качества и уровня жизни. 

И поныне уровень реальных денежных доходов сельского и городского населения значительно различается.

По результатам обследования домашних хозяйств, проведенного Комитетом по статистике МНЭ РК, во II квартале 2018 года денежные доходы казахстанцев в среднем составили 153,7 тыс. тенге на душу населения. При этом, денежные доходы городского населения превышают доходы сельского населения приблизительно на 57 тыс. тенге или на 47%. 

Заметная разница в оплате труда наблюдается и в разрезе видов экономической деятельности. Наиболее низкая оплата труда – у работников, занятых в сельском хозяйстве: если в 2018 году максимальная величина оплаты труда была отмечена в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров – 371,6 тыс. тенге, то минимальная – в сельском, лесном и рыбном хозяйстве – 97,9 тыс. тенге. Разница в оплате труда составила 3,8 раз. 

Внешняя миграция в постсоветский период в Казахстане имела значительные, в отдельные годы беспрецедентные масштабы. Обозначены три этапа в ее развитии:

  • 1991–2003 годы – резкий рост, последующий постепенный спад масштабов эмиграции;
  • 2004–2011 годы – стабилизация миграционных процессов, снижение масштабов иммиграции и эмиграции;
  • 2012–2018 годы – медленный рост эмиграции.

Являясь девятой в мире страной по площади из 193 государств-членов ООН, Казахстан занимает 183 место по плотности населения (6,71 чел на 1 кв. км).

Всего с 1991 по 2018 годы объемы внешней миграции РК составили: иммиграция – 1,5 чел., эмиграция – 3,7 млн чел., сальдо внешней миграции (миграционная убыль) – 2,1 млн чел.

Пик эмиграции падает на 1994 годы, когда из страны эмигрировали 477 тыс. чел., а отрицательное сальдо миграции составило 407 тыс. чел. Масштабная эмиграция 1991-2003 годы была связана с распадом СССР, возвращением людей на историческую родину, сменой общественного строя.

Стабилизации миграционных процессов 2004-2011 годы в Казахстане способствовали политические и экономические причины. В 2004-2007 годы сохранялся устойчивый экономический рост, рост реальных доходов, потребления. Государство сохраняло возможность для маневра и выделяло определенный объем ресурсов для содействия этнической репатриации оралманов. В 2008-2011 годы мировой финансовый, экономический кризис обретает долговременный, затяжной характер, масштабы как иммиграции, так и эмиграции постепенно снижаются.

С 2012 года наступает продолжающийся поныне этап постепенного роста эмиграции, миграционной убыли населения. Это вновь обуславливает актуальность проблемы трудовых ресурсов в Казахстане.

Почему они мигрируют?

Внутренняя миграция, в отличие от внешней, не были подвержена столь резким колебаниям, обусловленным политическими, геополитическими причинами (распад СССР, смена общественной системы). В постсоветский период сохранялась внутриполитическая стабильность в стране, исключающие угрозу вооруженных конфликтов внешние связи с сопредельными государствами.

На внутреннюю миграцию влияют, прежде всего, экономические, отчасти социальные факторы. Основные побудительные мотивы внутренней миграции:

  • возможность трудоустроиться,
  • более широкий спектр и объем рынка труда,
  • более высокие оплата труда либо доходов,
  • возможности предпринимательской деятельности (МСБ),
  • доступ к более высокому уровню социальной инфраструктуры,
  • доступ к комфортной транспортной, коммуникационной инфраструктуре,
  • более высокому уровню жилищных, коммунальных условий. 

Внутренняя миграция подразделяется на межрегинальную и внутриобластную.

Внутриобластная миграция отражает, прежде всего, потоки перемещений «село – город» в пределах той или иной области, измерение урбанизации в пределах одной области. При этом, урбанизация – закономерный, слабо регулируемый, спонтанный процесс в Казахстане и большинстве стран мира. Миграционные потоки «село – город», как в рамках внутриобластной, так и межрегиональной миграции, за счет более высокой рождаемости на селе способствуют восполнению и постепенному росту удельного веса городского населения в Казахстане. Также внутреннюю миграцию из села в город воспринимают как фактор, предотвращающий избыток трудовых ресурсов, обусловленный внедрением новых технологий, ростом технической оснащенности и повышением производительности труда в аграрном секторе. 

Межрегиональная миграция более показательна, чем внутриобластная миграция, поскольку регионы Казахстана значительно отличаются друг от друга по наличию природных ресурсов, экономическому профилю, природно-климатическим условиям, этническому составу населения и другим параметрам.

В то время, как основные экономические, природно-климатические, этно-демографические параметры в пределах одной области – более-менее однородны. При этом, показатели межрегиональной миграции, в отличие от внутриобластной, фиксируют численность прибывших и выбывших, сальдо внутренней миграции по региону, являясь источниками для сравнительного анализа по стране в разрезе регионов.

В постсоветский период во внутренней миграции обозначены два основных этапа:

  • 1991-2014 годы – относительно высокие и при этом стабильные масштабы внутренней (межрегиональной) миграции;
  • 2015-2018 годы – значительный рост масштабов внутренней (межрегиональной) миграции.

Резкий рост масштабов межрегиональной миграции произошел в 2015 году, когда было зафиксировано превышение «порогового» значения показателя 200 тыс. чел.

Если на первом этапе, в 1991-2014 годы межрегиональная миграция варьировалась от 82 тыс. до 177 тыс. чел., то на втором этапе, в 2015–2018 годы, межрегиональная миграция варьировалась от 203 тыс. до 386 тыс. чел.

Всего за четыре года, с 2014 по 2018 годы межрегиональная миграция выросла в 2,1 раза с 177 тыс. до 386 тыс. чел. 

При этом причины, характер столь значимых масштабов внутренней миграции, носят разный характер. Она может иметь как позитивный характер, так и усиливать противоречия, рост социальной напряженности при резком росте стихийной, нерегулируемой внутренней миграции из сел в города.

Резкий скачок показателей межрегиональной миграции в 2014-2018 годы в 2,1 раза актуализирует риски роста социальной напряженности в связи ростом нагрузки на детсады, школы, поликлиники, больницы и другие учреждения социальной сферы.

Тем не менее, какие бы ни несли риски, угрозы массовая миграция из сел в мегаполисы, крупные города, это объективный и закономерный процесс. С развитием техники, новых технологий, спрос на рабочую силу в сельском хозяйстве будет сокращаться. Сегодня сельское население составляет 42,1%. В долгосрочной перспективе его доля будет сокращаться. Программа развития регионов до 2020 года и прогнозная схема территориально-пространственного развития страны, которые ныне будут обновляться, предполагают в долгосрочной перспективе рост городского населения к 2050 году до 70% и выше.

Значение также имеет и то, что города дают больше возможностей для самореализации, поскольку спектр профессий огромен и несравним с потребностями рынка труда на селе.

Вместе с тем, важно развивать и город и село, создавать условия и в городах и в сельских поселениях. Тогда поток внутренней миграции, обусловленный в частности, поисками работы, лучших условий жизни, объективно снизится.

В этом плане большую роль может сыграть специальный проект «Ауыл – ел бесігі» («Село – колыбель народа»). Цель проекта – обеспечение жильем, объектами социальной, медицинской, культурной, транспортной инфраструктуры, широкополосного доступа в интернет, 4G-мобильной связи, отвечающих современным стандартам качества жизни сельского населения.

Если вести речь об условиях, при которых реализация программы носила бы успешный характер, то в первую очередь это контроль за реализацией заявленных целей, особенно, когда речь идет о конкретных инфраструктурных проектах. 

Большое значение будет иметь прозрачность – информирование граждан, о каких именно объектах идет речь, когда намечена их реализация, и кто является за нее ответственным.

В рамках развития сельских территорий, опорных сел, огромную роль играют дороги, поскольку в больших селах развита высокая пространственная мобильность населения, так называемая маятниковая миграция. Потому важность качественных автомобильных дорог в них имеет очень большое, порой определяющее значение. Это аспект также учтен в рамках проекта «Ауыл – ел бесігі», выделен в отдельную задачу.

Ключевое значение для неизбежной и закономерной урбанизации, имеет формирование агломераций. Согласно Программе развития регионов до 2020 года и Генеральной схеме организации территории РК, предполагается формирование астанинской, алматинской, шымкентской и актюбинской агломераций, которые будут центрами городов-спутников и других окружающих населенных пунктов, с развитой радиальной и кольцевой транспортной инфраструктурой в агломерациях.

Еще год назад, 5 октября 2018 года в президентском послании была поставлена задача до 1 ноября 2019 года разработать новую Программу развития регионов до 2025 года. Резкий рост внутренней миграции в последние пять лет показывает, что решение проблемы не требует отлагательств. 

Читать также ...
Программа занятости и массового предпринимательства: пыль в глаза или успешный проект?