Феномен ресурсного проклятия, указывающий на фундаментальную связь между наличием природных ресурсов и неустойчивыми процессами развития в развивающихся странах, в последнее время широко обсуждается политологами, экономистами и финансистами. Особенно актуален данный термин для постсоветских стран, чей бюджет полагается на доходы от своих природных ресурсов. Казахстан в этой группе. 

Высокая зависимость от природных ресурсов становится неблагоприятной для экономики, когда мировые рынки сырьевых товаров становятся нестабильными. В случае с Казахстаном переход к режиму плавающего обменного курса, который произошел в августе 2015 года, привел к резкой девальвации национальной валюты, что в свою очередь вылилось в рост инфляции: примерно с 3,8% в год до августа 2015 к 16,7 % по состоянию на май 2016 года. 

Это подорвало покупательскую способность потребителей и привело к снижению реальной заработной платы в стране. Домохозяйства с низким доходом стали наиболее уязвимы к росту цен, снижению заработной платы и сокращению возможностей трудоустройства. Это указывает на высокую зависимость основных секторов экономики страны от колебания цен на мировом рынке и на большую склонность Казахстана к тому, что называется ресурсным проклятием.

Механизмы ресурсного проклятия условно делятся на макроэкономические и политэкономические.

К первым относятся «голландская болезнь», когда увеличение доходов от природных ресурсов наносит ущерб другим секторам экономики, особенно секторам, обеспечивающим ненефтяной экспорт. Это вызывает инфляцию или повышение обменного курса, а также перемещение рабочей силы и капитала из нересурсных секторов в сектор ресурсов, высокую волатильность доходов и достаточно низкие инвестиции в человеческий капитал и инфраструктуру.

Ко вторым относятся: становление государств-рантье, что выражается в активности в поисках рентных доходов, а также возникновение авторитарных институтов. Это ведет к ухудшению качества институтов, и к отсутствию устойчивой, долгосрочной экономической диверсификации и демократизации.

 

Влияние ресурсного проклятия зависит от качества институтов

Наличие природных ресурсов способствуют экономическому росту при наличии сильных и эффективных институтов – если в стране преобладают слабые институты, то его негативное влияние неизбежно.

Несмотря на все еще довольно низкие показатели институционального качества в World Governance Indicators (2018), Казахстан фактически добился некоторых улучшений с момента обретения независимости – по показателям верховенства закона, качества регулирования и эффективности власти наблюдается позитивная динамика.

Индикатор контроля коррупции также отображает позитивную динамику, однако показатель все же остается в нижнем процентиле. В стране не наблюдается прогресса в других очень важных аспектах управления, таких как свобода голоса и подотчетность, политическая стабильность, что является негативным признаком ресурсного проклятия.

 

Дело в прозрачности 

Стабилизационные фонды являются эффективным инструментом по преодолению ресурсного проклятия. Они содействуют в создании сбережений на будущее и в повышении прозрачности управления доходов с нефти, помогая эффективно контролировать бюджетные расходы. Например в Норвегии средства Государственного пенсионного фонда полностью вложены в иностранные активы, а правительство не может изымать основной капитал фонда – только доходы, зарабатываемые фондом. Это связано со стареющим населением, так как в будущем пенсионные программы потребуют их финансирования. 

В нашей стране прозрачность в сдержках и противовесах является серьезной проблемой, которая значительно снижает эффективность государственных программ, и, как следствие, независимо от того, насколько хорошо разработана та или иная программа, результаты не достигают целевого уровня. 

Для примера разберем Госпрограмму форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР) на период с 2010-2014 год. Ее цель лежала в формировании правильной институциональной и законодательной базы, а также в развитии инфраструктуры в помощь диверсификации экономики. За пять лет было реализовано 770 проектов и создано 75 тыс. рабочих мест, что привело к производству 400 видов новых продуктов.

Однако экономика страны осталась зависимой от рентных доходов. Отсутствие прозрачности и зависимость от чрезмерной государственной поддержки Национального фонда РК и ФНБ «Самрук-Казына» также схожи с признаками государства – рантье со слабыми институтами.

 

Является ли Казахстан государством рантье?

Читать также ...
Реформа среднего образования: в чем эффективность, брат?

Главные признаки теории государства-рантье – отсутствие системы эффективного налогообложения (“taxation effect”) и расходования средств бюджета (“spending effect”). Многочисленные исследования подтверждают, что низкие налоги, а иногда и отсутствие сбора налогов с населения ведут к ухудшению подотчетности государства перед гражданами. В свою очередь, эффективное налогообложение дает гражданам все основания требовать демократию, надлежащего политического участия и обязательств. 

Согласно данным Всемирного Банка, доля налогообложения в ВВП страны снизилась с 15,7% в 2010 году до 10,6% в 2017 году. Так как большая часть доходов государства поступает от экспорта ресурсов, можно предположить, что система налогообложения в стране пока не имеет серьезного стимула для ее дальнейшего эффективного развития. 

Второй эффект теории государства-рантье, называемый «эффект расходов», описывает способ правительства поддерживать свою власть с помощью распределения бюджета на широкие программы социальной поддержки: различные программы развития, а также субсидии отдельных секторов экономики. По данным Всемирного банка, в Казахстане государственные расходы составляли 22,1% от ВВП по состоянию на 2016 год, что намного ниже, чем в странах ОЭСР и других государств, богатых природными ресурсами. Однако, если смотреть на эффективность этих расходов, ГПФИИР и создание фондов благосостояния являются наглядными примерами влияния «эффекта расходов» на патронаж.

Действительно, Казахстан добился значительных успехов в борьбе с бедностью и в повышении уровня жизни населения — однако это не результат планов его индустриализации, а скорее следствие экономики рантье.

Помимо субсидий, замедляющих экономический рост, у государств рантье также часто наблюдаются проблемы в функционировании его гражданского общества. По данным Freedom House (2019), в 2010-2019 годах показатель свободы ухудшился с 5,5 до 6,0, а уровень демократии не смог достаточно укрепиться. Страна обладает совокупным баллом 22 из 100 относительно статуса свободы (0 – наименее, 100 – наиболее демократическое государство), что отражается на ухудшении процесса выборов, деятельности независимых СМИ и гражданского общества в Казахстане в последнее время.

 

Возможно ли преодолеть ресурсное проклятье?

Читать также ...
Цены, деньги и инфляция

На основе вышеперечисленного можно утверждать, что страны, богатые ресурсами испытывают схожие экономические проблемы, и Казахстан – не исключение. ВВП остается подверженным к волатильности цен на сырье на мировом рынке, а отсутствие диверсифицированной экономики ведет к доминированию отраслей с низкой трудоемкостью. 

Государство полагается на налоги в ограниченной степени, так как регулирование потоков рентных доходов дается легче, что ведет к формированию системы с низкой подотчетностью государственных органов. Один только феномен ресурсного проклятия не в состоянии полностью объяснить отсутствие устойчивого экономического развития Казахстана. Тем не менее, теория государства-рантье может объяснить нашу текущую ситуацию. 

На вопрос о том, можно ли преодолеть ресурсное проклятье ответ очевиден: конечно же можно. Основными важными факторами при преодолении ресурсного проклятия являются экономические показатели как диверсификация и рост экономики и социальный показатель в лице сильных демократических институтов. Именно институты определяют рост, стагнацию, либо падение экономики.

Опыт таких стран как Норвегия, Австралия, Канада и Чили наглядно демонстрирует как наличие сильных демократических институтов положительно влияет на распределение доходов от ресурсов, так как оно проходит более справедливо – технически каждый может оказать влияние на механизмы распределения ресурсов.

На сегодняшний день эти страны обладают низкой долей ресурсной ренты в ВВП, что означает то, что они смогли диверсифицировать экономику и сфокусироваться на развитии нематериального капитала (человеческий капитал и развитие технологий). Тем временем, крупными экспортерами нефти со слабой экономикой на сегодня являются страны Ближнего Востока, Латинской Америки, Африки и постсоветского пространства, где нет сформированных демократических институтов.

Что касается Казахстана, то траектория диверсификации всегда была и будет связана с решениями политических институтов. Популизм в экономике может привести к ситуации Венесуэлы – страны с крупнейшими в мире запасами нефти, где сейчас наблюдается дефицит продуктов, лекарств и туалетной бумаги. Альтернативный путь – путь эффективного использования рентных доходов, создания прозрачных стабилизационных фондов накоплений от продажи сырья и высокой подотчетности правительства. Этим путем идут Норвегия и Канада.

 

Статья подготовлена на основе исследования, проведенного автором в 2017 году. Полный текст на английском языке доступен по ссылке.